Агузаров как приговор

Быть помощником Агузарова при его жизни было трудно. После его смерти стало ещё трудней.

image

— Вот разберёмся со всеми вурдалаками и будем творить благоденствие, — говорил он.

Творить благоденствие оказалось занятием неблагодарным: все, потерявшие власть и заинтересовавшие правоохранительные органы вурдалаки с перепуга решили, что это я пытаюсь их сажать и увольнять. Видимо, выглядела я злее, чем Агузаров. Или просто чаще говорила вслух, что думаю. А ещё убедительнее — писала, причём за несколько лет до его внезапного появления. Знаю, что он читал. И они тоже. Наверное, поэтому слухи о моем «влиянии» на Агузарова стали распространяться и жить своей жизнью.

Я, действительно, видела все, что он делает, со многим не была согласна, часто не понимала каких-то его решений. Сейчас жалею об одном: когда на моих глазах совершались фатальные ошибки, а я это понимала, надо было говорить не один раз, а до тех пор, пока бы тебя не услышали или не выставили. Бывало и так, что какие-то идеи возникали практически одновременно: так получилось с ремонтом 28 школы и реставрацией филармонии. Но, в любом случае, ни в моем, как и в любом другом одобрении, вопреки всем слухам, Агузаров не нуждался. Он стремился к своей цели, в которую верил, без чьих-либо советов.

Не, я, конечно же, с удовольствием бы записала в свой актив оставшихся не у дел Сергея Дзантиева, Риту Фидарову и Ларису Хабицову… Да и Сергея Такоева, оставшегося без ингушского банка, тоже… Но это не моя заслуга.

До настоящего благоденствия доходило редко. Большей частью он ломал и крушил все, до чего дотягивался. А я была рядом. Я часто думаю о том, как получилось так, что я нажила себе за год столько врагов? Наверное, все просто. Я не встроилась в систему. И даже не попыталась. Собственно, от меня этого и не требовалось — наоборот. Агузаров и сам не собирался в неё встраиваться, он собирался её сломать полностью.

По факту я не стала в Сером доме чиновником, а осталась журналистом. Просто без публикаций. Находила проблему, раскапывала её и делала так, чтобы о ней узнал тот, кто принимал решения. Ведь в этом, собственно, смысл почти любой журналистской публикации — послужить посредником между обществом и властью, попытаться достучаться и что-то изменить.

Раскапывать стало просто — помощнику главы отвечали на все вопросы. Рассказывать о проблемах и менять что-то — ещё проще, ведь чтобы зайти к Агузарову, надо было просто написать смс «нужна минута».

Я не заморачивалась вопросами иерархии и механизма работы госаппарата, понимая, что система меня рано или поздно «выплюнет», Агузаров тоже не заморачивался, понимая, что, если не победит, система сожрет его самого. Он хотел изменить все в нереальных для этого условиях. Наверное, так могут вести себя только люди, которые видели смерть и знают, что она всегда рядом и очень близко.

То, что механизм этой машины не победить, знали все остальные участники системы, которую пытался сломать Тамерлан Агузаров. И никто не собирался ломать: ни его премьер, которому он так поверил, ни его друзья, на которых он так рассчитывал, ни бывшие боевые подруги, рвавшиеся на роль дам-наставниц. Всем хотелось перестроиться, встроиться, рассесться поудобнее и задержаться подольше. А для этого прежнюю систему надо было спасать от того, кто её возглавил.

А потом Агузаров умер.

После его смерти все содеянное и даже несодеянное вернулось бумерангом. И в первую очередь от тех, кто так старательно мешал ломать, делая вид, что поддерживает тот самый «курс Агузарова». 8 месяцев рядом с Тамерланом Кимовичем так меня демонизировали, что коварная тень Сагеевой начала мерещиться самым разным людям везде и по-любому поводу.

Сначала Рита Фидарова обвинила меня во всех своих неприятностях. Мне стало не по себе.

Потом пришёл ходок от Дзантиева, чтобы предупредить меня, что «серьезные люди думают, что за всем сливом компромата на Дзантива стоит Сагеева». Мне снова стало не по себе.

Потом люди из власти начали делать замечания по поводу моих редких публикаций в фэйсбуке, маниакально отслеживая не только комментарии, но даже перепосты. Объяснить, почему любой человек может в фэйсбуке делиться тем, чем посчитал нужным, не представлялось выполнимой задачей.

В этот момент мне захотелось сказать «примамсуроветакогонебыло». И тогда я перестала удивляться всему происходящему и стала просто наблюдать.

Совсем пассивно наблюдать не получалось, несмотря на непонимание того, что происходит, и полное нежелание писать. Люди, как обычно, звонили и приходили со своими проблемами. Помочь так, как я это делала при Агузарове, я уже не могла.

Возвращение на «Градус Осетии» стало очевидным решением, потому что сайт, который мы создавали втроем с Аланом Диамбековым и Эльбрусом Дзабиевым, всегда был в первую очередь площадкой, на которой можно публично говорить о проблемах и искать способы их решения.

Когда год назад я уходила с Градуса на работу к Агузарову, я сразу предупредила, что влиять на редакционную политику сайта, даже оставаясь его учредителем, не смогу и не буду. Собственно, так же поступил в своё время ещё один из трёх учредителей -Алан Диамбеков, став министром Такоева. Единственное, что я с уверенностью пообещала тогда Агузарову, что публикации на Градусе будут объективные: будет за что хвалить, похвалят, допустит ошибку — раскопают. Тамерлан Кимович сказал, что его это устраивает, и никогда от этих слов впоследствии не отказался, что бы на Градусе не публиковали.

Возвращаясь на Градус, я рассчитывала на что-то подобное. Но оказалось, что коллективу уже объявлено о закрытии, так как редактор и третий учредитель сайта Эльбрус Дзабиев меняет работу.

Но я вернулась, и закрытие сайта было отменено. Я написала всего три статьи, в том числе о том, что никто из Северной Осетии не поехал 08.08.08 на траурные мероприятия в Южную.

Мне сказали, что я «нагадила» Битарову. Я считаю, что Битаров навредил себе в той ситуации сам. Ну или ему «нагадили» его сотрудники, не считающие, что ЦхинвалИ — это оскорбление для всех, кто поддерживает независимость Южной Осетии.

Когда убедить меня в том, что я навредила Битарову, не удалось, мне сообщили, что «Градус» продан. Двумя голосами против моего одного. Действительно, вариант продажи «Градуса» рассматривался нами ранее из-за ухода Эльбруса, но после моего возвращения я решила, что если эта тема вновь возникнет, выкуплю их доли. Это я и предложила своим друзьям, но продать свои доли мне ребята отказались, пожелав, чтобы новыми владельцами «Градуса» стали «третьи лица».

Ну да, я обиделась. Особенно обидно мне стало через неделю после продажи Градуса, когда ко мне за поддержкой пришли врачи из КБСП, а я была вынуждена сказать им, что помочь не смогу. Разве что быть с ними хотя бы в фэйсбуке. С ними была не только я, но и мой маленький личный бот. До того, как он пригодился для дела, он собирал в Фб интересные ссылки)))

Это вызвало неконтролируемое бешенство у тех, кто зачистил все информационное пространство республики, скупив все медийные ресурсы, и думал, что этого достаточно для того, чтобы не оглядываться на общественное мнение. Но я же не виновата, что мой маленький бот умеет формировать федеральную новостную повестку, чего не может высокооплачиваемая армия ботов действующей власти и всех вместе взятых политических полководцев фб?

Вместо их содержания в соцсетях политическим деятелям, пиарящимся в Фб, стоило скинуться, не позориться и оплатить лечение Фатиме Дзгоевой. Первый год после Бесланского теракта власть не сделала этого, бросив пострадавших с их проблемами наедине. Ну, конечно, если не считать властным вкладом участие в благотворительном марафоне семьи Такоевых и их друзей помощника Битарова Светланы Абаевой. Лучше бы просто дали на лечение Фатимы денег, как это сделал в прошлом году Агузаров, и делал 10 лет подряд Мамсуров.

Марафон получился отличный. Фатиму очень-очень публично поддержали, заодно показав на деле, что республика была не в состоянии решить проблему одной-единственной бесланской заложницы вот уже 12 лет, а теперь и вовсе отказывается этим заморачиваться.

Поинтересоваться, зачем участие в этом позорящем власть республики сборе пожертвований Битарову и его людям — это, видимо, «нагадить» ему в очередной раз.

Пусть так и будет, но сказать это придётся. Нельзя поворачиваться в спортзале бесланской школы спиной к пострадавшим и делать вид, что их нет, если ты претендуешь на роль «национального лидера». Даже если эти женщины провокаторы. Ты же лидер? Ты не должен позволять, чтобы ими манипулировали. Предыдущим руководителям это удавалось. Разбираться с провокаторами — дело правоохранительных органов. Они могут. Это даже их обязанность. А отец нации должен быть рядом с бесланцами и за бесланцев. Всегда, даже когда они неправы.
Потому что иначе любой другой житель будет знать, что его тем более бросят в трудную минуту одного. Если можно повернуться спиной к женщине Беслана, значит, никто не может здесь рассчитывать на справедливость и гуманность. Нельзя заставлять заложников, нуждающихся в лечении, ходить с протянутой рукой. Их не так много, каких-то десяти миллионов в год отдельной строкой в бюджете было бы достаточно, чтобы решить вопрос ежегодной реабилитации. Нельзя останавливать строительство домов для бесланских заложников. Это называется предавать память Беслана. А предать память Беслана — это предать свой народ.

Но я отвлеклась.

В общем, мне популярно объяснили, что для того, чтобы к моим детям в этой республике относились нормально, я должна сидеть дома и молчать. Писать комментарии в Фб и замечать грамматические и прочие ошибки власти — быть «гнидой», которую будут давить подошвами.

Про подошвы было так живо и образно, что я даже не решилась поинтересоваться, правда ли, что весь квартал вокруг бывшего магазина «Фермер» на Маркуса выкуплен семьей главы республики, и там вопреки градостроительному плану разрешено строительство многоэтажного торгового центра.

Собственно, так много слов здесь написано ради одной цели. Я хочу сказать, что не имею больше к Градусу никакого отношения. Я долго ждала, когда новый, неизвестный мне владелец объявит об изменениях в составе учредителей. Или хотя бы внесёт изменения в рубрику «о нас». Но ему, видимо, нравится делать вид что в Градусе нет никаких изменений. Возможно, их и на самом деле нет, за исключением моего отсутствия.

Но после статьи как «североосетинский лидер» провёл приём граждан из 10 человек, первым из которых был его племянник, которому он пообещал организовать бюджетное место на юрфаке, поняла, что ждать больше не стоит. Градус сделали площадкой, на которой вместо того, чтобы указывать на странные решения власти, с выдумкой объясняют её самые неожиданные поступки. Хочу сказать, что к такой проданной гражданской журналистике я не имею никакого отношения.

И ещё — молчать я не буду, разумеется. Понаблюдаю пока за римейком истории Отца Фёдора, который сбежал со своей колбасой на скалу.

Понаблюдаю пока, как Арсен Фадзаев забирает реальную муниципальную власть, и, соответственно, контроль над муниципальным фильтром в случае прямых выборов главы, а Такоев собирает под свои знамёна протестный электорат. Все же очевидно: программная история про овчарку — это начало кампании по возвращению прямых выборов главы. С этим милым самым разным людям лозунгом команда Такоева двинется на парламент в 2017 году. Информационные ресурсы в виде Абона и Градуса у него есть, если добавить к этому дружеский Регион 15, действующей власти останется только газета «Северная Осетия» и несуществующее пока национальное телевидение.

В общем, на сегодня расклад прост: Битаров на скале с удостоверением, Такоев внизу с овчарками, а их доктор Арсен Фадзаев ждёт пациентов. При этом доктор и хозяин овчарок всегда умели договориться между собой.

И здесь очень не хочется ненароком подыграть тем самым «третьим лицам». Вот что я хорошо усвоила за год, проведённый в Сером Доме, что третья сторона есть всегда. И она всегда хуже и опаснее, чем просто отрицательный персонаж.

В своём последнем сообщении из больницы Тамерлан Кимович написал: «все очень серьёзно, Мадина. Это борьба добра со ЗЛОМ». Я пока не вижу сторону добра. Но она обязательно появится. Не может не появиться.

А пока мы наблюдаем, как вертикально спикировала на трибуну родного парламента со своими поучениями новому главе Лариса Хабицова, как ловко из-за печки выплыл Сергей Такоев, и как мелкими перебежками подбирается поближе Сергей Дзантиев.

Бумеранг он же такой. Он всегда возвращается. Здесь ключевое слово всегда. И очень интересно, кому ещё он вернётся в этой истории.

Руки прочь от врачей

Ну вот, день медработника вроде уже давно позади, теперь можно поговорить и о зарплатах.

Есть у меня подруга. Врач от Бога. И мама ее такой же врач. И подруги. И друзья семьи. Такая тусовка настоящих врачей. Звонок любого из этой касты открывает двери клиник и операционных покруче, чем директива министра.

И вот в тот праздник она сказала нам: «За день медицинского работника, сами ведь не догадаетесь поздравить!», а я поймала себя на мысли, что не могу сформулировать тост-поздравление. Хотела сначала пожелать расти в профессии, но понтяла — это жестоко, ведь человек и так уже вырос настолько, что упахивается до того, что уползает в отпуск как на больничный, прихватив с собой тонометр и аптечку.

Так и промолчала, оставив невысказанным пожелание избавиться от адской работы, на которой она пропадает с восьми до восьми, а потом еще бесконечно консультирует по телефону. Правда, во всем этом есть плюс — она работает в Бесланском медицинском центре и получает приличную зарплату. Не четыре с половиной тысячи рублей.

А вот ее подруга, акушер-гинеколог, работает в поликлинике и именно столько получает. Она — одна из пятерки врачей, имена которых обязательно прозвучат, если поинтересоваться, к какому врачу беременной лучше встать на учет. И это заметно по очереди в ее кабинет. Отсидев во времена Белки в этой очереди дежурные два часа, пронаблюдав за это время пустые кабинеты других врачей, которые к концу рабочего дня уже попивали чай и весело общались друг с другом, я утвердительно сказала: «ну ты же хоть за это дикое количество народа нормальную прибавку к зарплате получаешь». Моего врача вместе с медсестрой это очень развеселило. Они сказали, что им не хватает пациентов для нормы.

Талончик к врачу с тех пор беру исправно, если прохожу мимо — помогаю делать эту самую норму. Cистема с этими талонами и нормами тоже адская. В разных поликлиниках, чтобы отработать зарплату, надо сдать в день от 14 до 21 талона. При перевыполнении плана — премия 600р. в квартал. Кроме того что врачу надо принять больше 20 человек, чтобы заработать 600 рублей в квартал, еще надо в течение полутора часов обслуживать вызовы на дом ( дорога не оплачивается), плюс раз в месяц подежурить в субботу (тоже не оплачивается). За родовой сертификат за весь период наблюдения врач получает 300 руб., медсестра- 150 р. Хороший врач сдает в месяц около 20 родовых сертификатов, за каждый из которых пол-ка получает 3 т.р., т.е. около 60 т.р. в месяц. Зарплата у врача 4.600 р., у м/с- 4.800. Плюс сертификатные — максимум 10 тысяч рублей всего в месяц (подозреваю, что я излишне оптимистична).

Мама моей подруги — оперирующий врач со всеми возможными регалиями и выслугами, причем врач кафедральный, а они получают больше, — 12 тысяч рублей в месяц. Вечером в их доме не отвечают на звонки домашнего телефона и вздрагивают от стука в дверь: понимают, что нежданным гостем может быть только родственник больного, которого надо срочно оперировать, — отказывать в таких случаях они не умеют. Как не умеют и брать деньги за «внеплановые» услуги. Не говоря уже о том, что назначать за них цену.

Друзья и однокурсники подруги — врачи, работающие в разных клиниках республики за зарплаты не всегда выше четырех с половиной тысяч рублей, — в один голос говорят о том, что некому работать. Некому оперировать, некому дежурить, не хватает врачей и персонала, потому что никто не хочет идти на позорные зарплаты. Хирурги уходят в таксисты, а педиатры — в нянечки. Перспективные студенты уезжают, чтобы больше никогда не вернуться на работу во Владикавказ. Те, кто еще мужественно остается врачами, подрабатывают во вторую и третью смену в каком-нибудь центре «Здоровье».

На днях из реанимации РКБ уволились еще два хирурга… Надеюсь они не последние из тех, кто там еще работает. И ситуация в реанимации главной больницы республики еще не сравнялась с ситуацией в нейрохирургии, где профильного хирурга нет — поэтому оттуда приносят выписки, в которых написано «заключения нейрохирурга нет, потому что он отсутствует в больнице».

Недавно знакомый оперирующий хирург рассказывал о том, как они охотятся за студентами для отделения. Чтобы учить, растить, отправить в ординатуру… Нет желающих.

А еще на днях врач детской больницы, через руки которой проходят самые тяжелые дети в республике, по-настоящему плакала, потому что к концу рабочего дня (который, разумеется, длится не 6 часов) она попала под журналистскую раздачу в поисках оборотней в белых халатах. Я сначала не могла понять этой реакции. Потом дошло — ей было обидно. Просто по-человечески обидно.

А недавно из отделения моего любимого врача в детской больнице с омоном выставляли родителей. Это стало финалом двухнедельной эпопеи по выносу ей мозга с целью получить липовую инвалидность…

И все это за 7! Тысяч! Рублей! В месяц!

Не, конечно, это не тайна, что врачи получают такие зарплаты, но я как-то предполагала, что, как это бывает, существует какая-то система надбавок, доплат и премий «в размере оклада»… Так вот, их не существует!

Так что в случае тех врачей, о которых говорю я, это голые 7 тысяч, ладно, 9 тысяч, если убиться на дежурствах. Плюс 15 шоколадок в месяц. Но это только если пациенты благодарные попадутся.

Так что пришло время поговорить о взятках. Врачам.

Я вполне серьезно считаю, что надо давать взятки врачам. Кто сколько может. Всегда и всем. И считать это гражданским социальным взносом, налогом на собственное спасение и страховкой от несчастного случая.

Времена бесплатной медицины закончились. Времена медицины за деньги закончились тоже. Настали времена медицины везения. А это очень плохая медицина. Потому что челюстно-лицевой хирург Светлана Торчинова может слечь с гипертоническим кризом, нейрохирург Александр Реутов отключить телефон, а детский хирург Владимир Тибилов вдруг оказаться в отпуске.

Так что пришло время позаботиться о себе самостоятельно. Потому что уже сейчас квалифицированные врачи отказываются от дежурств в больницах, чтобы подработать в каком-нибудь «Асике» или «Здоровье». Собственно, так делают уже все врачи, если на их имя идут пациенты.

Фактически, в частный сектор выводится «человеческий актив» — врачи и учителя. В личные клиники, в частные школы, просто в домашнее услужение — покупать людей, которые получали высшее образование и способны применять его на практике, которые все время учатся, чтобы соответствовать своей профессии, сегодня можно пачками. Профессии врача и учителя из элитных переводится в сферу обслуживания, а медицинские госучреждения становятся неконкурентоспособными. И неспособными — уже в ближайшем будущем — спасать и лечить. Ну или способными — но не в любую смену.

Слушать на эту тему чиновников — тошнотворно. Оказывается, все хотят работать в органах госвласти, финансовых и правоохранительных органах. Удивительно! И все хотят больше 15 тысяч получать, нет, ну надо же! А врачами не хотят. И учителями не хотят. Противняшки, что скажешь. А пойдешь-таки врачом, так не возмущайся потом. Тебе же потом и скажут: а что, не знал куда шел?

А главное, все, кто проблему зарплат врачей должен решать, истерически машут руками: нет, это невозможно! А почему, собственно, невозможно? У нас в республике около 7 тысяч медработников. Это включая фельдшеров и медсестер. Для круглого счета — 10 тысяч. 10 тысяч умножить на 10 тысяч и еще умножить на 12 месяцев получается 1 млрд 200 млн.рублей в год. Из бюджета. Отсюда еще надо вычесть налог, который вернется в тот же бюджет, а потом подумать, а действительно ли республика не может позволить сделать республиканскую прибавку к зарплатам врачей? Собственно, поголовное увеличение зарплат и не нужно, но зарплаты тех врачей, от которых зависят жизни людей — а это больницы и скорая помощь — не могут быть на уровне прожиточного минимума! А они именно на этом уровне. А значит, спасение утопающих, как всегда, дело рук самих утопающих.

Ладно, нет в бюджете денег на это категорически, а я опять неправильно калькулятором воспользовалась. Кто из врачей у нас имеет медаль? Почему не дать ее той же Светлане Ефимовне Торчиновой, через операционный стол которой прошли все жертвы наших событий, начиная с 92 года и заканчивая всеми терактами?

Почему не построить ведомственный дом для врачей, чтобы человек знал, что да, он отпашет на нас за такую зарплату, на которую не то что жилье не купишь, но даже раз в три года до ближайшего побережья на автобусе не доедешь, но зато потом о нем позаботится республика?

Почему нельзя придумать схему, по которой врачи будут платно после своей смены консультировать в больнице, зарабатывая для больницы, а, следовательно, и для себя, а не для не самых бедных владельцев «Асика» и «Здоровья»?

В общем, я понимаю, что сейчас рассуждаю о том, в чем не разбираюсь, пытаясь залезть в чужой карман нескольких людей под названием бюджет. Но что я понимаю точно, что ситуация с врачами в республике критична. Их надо спасать, как вымирающий подвид человечества. Это в наших интересах.

ПАПИН ДОМ

У меня есть подруга, которую я называю маленькой фокус-группой нормальных людей. Когда сменили правительство, она спросила, кто такой Хлынцов, когда у нее спросили, кого из рейтинговых политиков в республике она может назвать, она вспомнила только фамилии Фадзаева и Хадарцева, но не смогла сообразить, который из них политик, а недавно у нас случился следующий диалог:

— А что у нас осенью?
— Выборы в парламент.
— В какой, в Думу?
— Нет, в местный.
— А, это потому что Хабицова уходит?

Я это все к чему? Выборы начались. Агитационная кампания стартует за месяц до дня голосования — в середине сентября, но предвыборная идет вовсю: уже прошли партийные конференции, сформированы партийные списки и начато выдвижение по одномандатным округам.

Как-то это все не получило особого освещения в медиа, да, собственно, оно и правильно, потому как к массам эти процессы отношения и не имеют. Но так как, предвкушая увлекательное зрелище, я уже заняла место в первом ряду, не могу не поделиться первыми наблюдениями.

Итак, в этот раз из 70 членов парламента 35 человек получат свои мандаты по спискам партий, победивших на выборах. Еще 35 человек — одномандатники, которые будут выдвигаться от избирательных округов.

Теоретически можно поговорить о демократии. Потому что теперь победить в парламенте может не только одна из четырех всем известных партий — едросы, эссеры, коммунисты или жирики, но и любая другая из 23 зарегистрированных. С одномандатниками тоже все замечательно — проголосовали за хорошего человека — получили хорошего депутата.

Вот это «хороший человек», в моем представлении, ключевое на любых выборах. Потому что кого выбираем, тот потом и ручку в парламенте поднимает, голосуя за поправки в бюджет за сокращение социальных статей или ошибается, пытаясь бессрочно освободить Русгидро от налогов.

«Хороший человек» — это единственный ориентир для тех, кто придет на участки в день выборов. Потому что идентифицировать неработающие партийные программы никто даже пытаться не станет, как и анализировать складывающуюся обстановку и смотреть откуда прибегут ваххабиты. И даже, о ужас, никто не станет пугаться страшного обвинения в совершении «политически незрелых» поступков: возьмут и проголосуют за «хороших людей».

Это так, романтика. На самом-то деле на наших выборах обычно побеждает административный ресурс и те, кто с ресурсом правильно поторговался и политически зрело выторговал себе право на депутатские мандаты.

Судя по спискам и мажоритариям, имена которых уже известны, выбираться собирается только Фадзаев и К. Остальные партийные списки выглядят так убого, что понятно, что на избирателей положили… то есть возложили обязанность продемонстрировать в очередной раз политическую зрелость и любовь к стабильности, встать оплотом на пути злых сил и не париться всем остальным — к примеру, вопросом, кто будет потом от нашего имени голосовать в парламенте.

А голосовать в будущем парламенте будут, судя по спискам партии-фаворита, бессменный Станислав Кесаев (а куда ж без единственного юриста), Александр Реутов (куда ж без приличного человека, врача и русского) и Алексей Мачнев (его ж, вроде, уже назначили спикером). Остальные лидеры праймериз едро практически не идентифицируются, самый узнаваемый персонаж — директор рынка, еще с трудом опознаются бывший футболист, пара личных друзей ТДМ, несколько именитых детей и зятьев, ну и тридцать первый Борик Кантемиров. Большинство фамилий из первой двадцатки мне не знакомы, остается надеяться, что это какие-то неизвестные, но гениальные юристы, которые каааак займутся в парламенте законотворческой работой. У едро практически все узнаваемые люди выведены за список — типа пятая колонна. Не дура, понимаю, что это называется партстроительством и выборными технологиями, но, на самом деле, это хамство по отношению к избирателям. За этих безымянных и безликих проголосует административный ресурс, и никто не собирается это стыдливо скрывать. А чувства тех, кто хотел бы проголосовать за партию власти, но так, чтобы не мутило, никого не интересуют. Подумаешь, что кому-то приятно было бы проголосовать за партию, в списках которой узнаваемые и уважаемые люди. Фиг с нами, тут государственные интересы защищаются.

Коммунистов ведет на парламент пламенная Разумкина — женщина, моздокчанка и представитель альтернативной партии в одном флаконе. Не знаю, будут ли участвовать в избирательной кампании ребятки, которые называют себя «Красной капеллой», и от которых коммунисты обычно открещиваются, но если будут, то интересно будет посмотреть, окажутся ли они такими же непримиримыми на избирательных участках, как когда бьют людей на улице много на одного.

Мадина Гуриева — лицо эссеров — на непроходной 12 позиции в списке своей партии, так что задавать неудобные вопросы об экологии в парламенте теперь будет Гоча Дзасохов, который (что там делал собеседник Клавы?) собирается оккупировать наш парламент от Партии зеленых. Не, за человека с именем Гоча и фамилией Дзасохошвили в Северной Осетии не проголосуют даже за деньги. Так что, вполне возможно, он еще и передумает: Гоча так долго спекулировал осетино-грузинскими вопросами, что, скорее всего, просто перепутал Осетию с Грузией. На выборах в грузинский парламент у него, наверное, было бы больше шансов.

Ход конем сделала ЛДПР: ее списки возглавил Тельман Засеев, один из владельцев компании «Меркада». Похоже, решение о том, какая партия из главных четырех в этот раз не пройдет, уже принято карусельщиками на радость Жириновскому, которого положительный во всех отношениях бизнесмен обеспечит местом в кавказском парламенте. Лично я этой кандидатуре очень рада — знаю хоть, за кого буду голосовать. Моя бы воля, братья Цаликовы, братья Засеевы, Вячеслав Битаров, хозяин «Порога неба», хозяйка магазина «Книги» и немногие другие пошли бы в парламент группой — как люди, которые показали, что зарабатывать деньги, делая при этом республику лучше, комфортнее и современнее, можно не только в бюджете.

Такая вот картинка со списками партий. Понятно, почему так ведут себя едросы — они могут себе это позволить. Но почему то же самое делают и другие партии? Ладно не могут предложить людей, дали бы идею, что ли?
КПРФ могла бы порадовать нас чем-нибудь социальненьким. Например, предложить ограничение по неограниченной приватизации земли до тех пор, пока не обеспечат участками все многодетные семьи в республике. Но рассчитывать от партии, которая называет себя коммунистической и при этом посылает в Думу не учительницу или колхозника, а владельца «заводов и пароходов», то есть капиталиста, как-то не приходится.

Со всем этим все более-менее понятно. А чем порадует в этот раз бессменная интрига выборов — Арсен Фадзаев, который достоин медали за свою веру в демократические выборы и умение нервировать одним своим именем?

Он возглавил партию «Патриоты России» (удачный ход) и уже включил в свой список Сослана Багаева, героя-омоновца (очень удачный ход). Конечно, а как иначе, в отличие от остальных, Фадзаев может попасть в парламент только если наберет очень много живых голосов и сумеет их защитить. Еще он очень умно дистанцировался от своих компаньонов — похоже, что Фадзаев, Гоча Дзасохов и Джабо Тедеев, который (и снова вспомним Клаву) баллотируется сам (надо бы в Северной Осетии тоже ценз оседлости ввести), одна компания. Но пока это нигде не проявилось. Так что, кому что нравится — ассортимент продуман до мелочей. Южане (а их, между прочим, уже почти половина голосующих) могут голосовать за своего, причем и здесь предлагается два блюда на выбор: для патриотов — Джабо, для тоскующих по Грузии — Гоча. Сам Арсен Фадзаев, как обычно, лидер несогласных — протестное голосование всегда в трэнде…

Если Фадзаев идет на выборы одним фронтом с Джабо и Гочей, то, рассуждая логично, для Арсена это ва банк. Потому что от таких соратников он уже не отмоется. Ставка, получается, делается на дигоро-кударский электорат и возможность купить все, что движется и шевелится. Но это может прокатить только один раз.

По-любому, последний бой для реваншистских настроений Фадзаева уже наступает. Потому что выборы в парламент на сей раз это не просто раздача сувенирных слоников. Это прелюдия к выборам главы республики, когда каждый депутатский голос будет реально стоить… Денег или будущего… Ведь именно депутаты всех уровей и главы районов будут решать, кто станет претендентом на кресло главы. Так что стенка на стенку — смотрящие и стремящиеся (привет ЛЧ) — нам обеспечена.

Грустно все это. Потому что получается, что опять не за кого проголосовать в принципе. А это значит, что люди не придут на участки, и тем самым сами создадут возможность для массовых фальсификаций. А потом будут опять ругать власть, не понимая даже, что даже не попытались сделать что-то, чтобы эту власть… пусть не изменить… воспитать, что ли… Во власть всегда попадают люди определенного сорта на букву «м», это закон жанра, но позволяют себе эти молодцы ровно столько, сколько могут позволить. И пока мы на поймем, что наш единственный законный шанс поменять что-то — это выборы, они могут позволять себе все, что им угодно. Как позволяют сейчас.

Вычитала недавно у Евгения Ройзмана в фэйсбуке реплику про выборы:

— Иногда человека начинают шельмовать и бить, а зеваки кричат: «Правильно! Зачем в политику полез?!»
Ну, во-первых, не полез — пошел. Если человека знают по делам в своем дворе, на своей улице, в своем районе, и готовы за него проголосовать, пусть идет. Это нормально. Это хорошо. А если именно за это его пытаются оболгать и загнуть, то это ненормально. Не хорошо.
А мы в своей стране дожились до того, что когда человек вырос и готов уже что-то делать для других, все считают, что это ненормально и говорят: «В политику полез!» И когда человека начинают именно за это осаживать, многие считают, что это нормально. Правильно. А зачем он в политику полез? Дожились.
Свободные люди в свободной стране.

Страшно далеки мы все-таки от демократических выборов, правда?

ощущение счастья

Недавно понадобилась мне одна студенческая фотография. Оказывается, я сто лет не доставала свои фотки… Оказывается, это так интересно! И поучительно. Потому что когда смотришь забытые фото, понимаешь то, что как-то ускользает в настоящей жизни…

И это ощущение счастья… Оно такое острое, практически осязаемое… И совсем не от тех фоток, от которых должно бы было быть теоретически…

От этой, потому что я помню вкус тех персиков… И от этой, потому что все еще были живы… А от этой особенно, потому что дети редко видят, как хохочут во весь голос их родители…

Ну и от этой, чего уж там, хотя недостатков у него оказалось многовато… А еще от этой, хотя я тогда вроде была очень несчастна…

И совершенно оставляют равнодушными, даже раздражают те фотографии, которые делались специально для того, чтобы запечатлеть моменты счастья — все эти свадьбы, дни рождения, тусовки и минуты славы.

Так странно. Все время куда-то бежим и все время не туда. Все эти книжки и куклы, которые мы дарим детям, все эти предметы, которые радуют нас самих, все эти люди, с которыми мы фотографируемся…

А счастье проходит мимо. И только потом понимаешь, что это оно и было, когда случайно достанешь старую фотографию…

Одна целая и шесть десятых министра

Именно столько приходится в новом правительстве на каждого из восьми вице-премьеров. Все вице-премьеры у нас, кстати, без портфелей, так что кроме как руководить министрами, им, собственно говоря, и делать нечего.

Итак, вертикаль исполнительной власти у нас выстраивается четкая и, главное, понятная. Глава республики руководит председателем правительства. Председатель правительства руководит вице-премьерами. Вице-премьеры руководят каждый своим министром и шестью десятыми от еще какого-нибудь.

Хотя есть неувязка. Если Таболов, по идее, курирует четырех министров — образования, соцзащиты, здравоохранения и культуры, то кому-то же министров не хватает?

Смотрим дальше. Ну, Тотоонов это понятно, ему ранг вице- нужен, чтобы в Москве представлять республиканское правительство, Беликову достается Зассеев, Базрову — Вазиев, Зангионов в силу звания сам себе режиссер, новый восьмой вице- Габисов создан для работы по экономическим вопросам соответственно с министром экономического развития… А вот с министром финансов, которого не назначили, а оставили и.о., получается конфуз — его будут курировать целых два экс-министра финансов — Калаев и Кесельбренер. Остаются бесхозными новенькие министры по нацполитике и по строительству — Фраев и Хадиков, но, думаю, их тоже разберут.

Не могу удержаться и не нарушить правила хорошего тона — не поминать всуе Александра Сергеевича, при котором число вице-премьеров не превышало трех, не возбранялось при этом еще и руководить министерством (соответственно сокращалось количество приемных, служебных машин, штата и других расходов), а рангом вице- он усиливал не позиции определенных людей, а обозначал государственные приоритеты. Так, вице-премьером правительства был Паринов, будучи руководителем Моздокского района. Но это так, лирическое отступление.

Возвратимся к нашей теме. Говоря о премьер-министрах, хочется отметить, что со времен Мамсурова-премьера до премьера Такоева самостоятельных фигур на этой должности не было. Да и сам Мамсуров был быстро разжалован, то есть повышен, до должности спикера парламента.

Остальных сложно даже вспомнить.

Меркулов в роли председателя правительства не воспроизводится, хотя он оказался универсальным русским премьером для кавказских республик и после нас был использован неоднократно.

Шаталов бодро сформировал собственную пресс-службу и только со свойственной ему активностью собрался было приступить к работе, сопровождая каждое свое действие телесюжетом, как получил настойчивую рекомендацию «не брать с собой камеру даже в туалет», после чего исчез с глаз своих почитателей уже навсегда. Но обитателей Серого дома он еще успел порадовать чудесной фразой «члены этого правительства принимают такие позы, которые никак не могут меня удовлетворить». Народ вел на заседаниях правительства целые тетрадки с его цитатами. Да, надо признать, МихМих был неотразим в любой роли, но премьером он тоже был несамостоятельным, и сам об этом говорил. На юбилее СО он пожаловался: «раньше я бы вам квартиры дал, а теперь вот сувенирчики раздаю»… Зачах, в общем, Шаталов в неволе.

Ну а Хлынцов лично мне навсегда запомнится тем, что, как оказалось, именно его злой гений мешал всем понять, что футбольный клуб это «непосильная ноша для бюджета» и прекратить, наконец-то, это безобразие.

А да, забыла рассказать про новеньких, которые «обновили правительство на четверть».

Сослан Фраев занял кресло министра на нацполитике… В этом назначении меня смущает лишь аллюзия: Фраев внешне похож на Келехсаева, Келехсаев молодежный лидер, а до него молодежным лидером был Касаев, который потом был до Фраева! В общем, не стоит на заседаниях правительства сажать их рядом, чтобы не смущать телезрителей.

Азамат Хадиков, бессменный вице-спикер парламента, стал министром строительства. Недавно пыталась выяснить функции этого министерства — безрезультатно. Так что работа ему предстоит «пойди туда не знаю куда».

Новое министерство ЖКХ, топлива и энергетики возглавил Казбек Вазиев, известный тем, что прямо в Сером доме устроил потасовку с Валентином Базровым, а теперь, по иронии C…cудьбы, будет рулить тем, что курирует его спаринг-партнер.

Сам Базров стал жестоким разочарованием сегодняшних назначений для борцов с ЭЦ, рассчитывавших, что главный лоббист УГМК лишится своего влияния. Но не тут-то было — он был бодр, весел и сидел «поближе к начальству».

Ну про Константина Габисова еще после второго назначения Мамсурова было известно, что он будет вице- вместо Базрова… Поэтому он и стал восьмым. В полном соответствии со сказочным жанром, младшенький должен оказаться самым умным и красивым. Уверена, что так и будет: К.Г. безусловное приобретение для Серого дома.

В результате, единственной настоящей неожиданностью, причем приятной, стало назначение министром экономического развития 35-летней Мадины Икаевой. Народ пока не особо вник в ее биографию, ограничившись одобрительными комментариями по поводу внешности, а между тем, она — представитель той самой умной и успешной части осетин, которые выучились в европейских вузах и сумели профессионально реализоваться за пределами родины. Именно таких регулярно призывают вернуть в республику и дать порулить. Дали. Очень хочется, чтобы из тандема Габисов-Икаева получилось что-то результативное.

Ну и под занавес про фразу дня. На сайте правительства висит цитата нового премьера из выступления на первом заседании кабинета министров: «…говоря о проблемах отрасли… вас сразу хочу предупредить, что ссылки на недостаточность финансирования или недостаточность штата мной будет расцениваться как невладение ситуацией, некомпетентность…».

Сергей Керменович! Это неправильно! Никогда при такой постановке вопроса не придет к вам министр здравоохранения и не скажет, что в больницах не хватает врачей, особенно оперирующих хирургов. И о том, что надо поднимать врачам зарплаты, пока еще не все сбежали таксовать или работать в других городах. И не скажет про то, что у них нет расходной графы «командировки врачей», потому что не хватает финансирования… Он же не захочет показаться некомпетентным! И министр соцзащиты тоже не придет и не скажет, что у нее уже в первом полугодии заканчиваются деньги, из которых выплачивается материальная помощь малоимущим — это же может быть расценено как невладение ситуацией?

Я в этом новом старом правительстве камикадзе не рассмотрела. А значит, ваши министры, не желая показаться некомпетентными и не владеющими ситуацией, начнут варить кашу из топора и бодро отчитываться о том, что всего хватает, замалчивая проблемы, которые завтра станут нерешаемыми. А оно нам надо?

Обещанное про роддом)

Когда-то давно, лет за несколько до рождения первого ребенка, моя старшая подруга, у которой было двое уже почти взрослых детей, сказала, что самое полное, пронзительное, неразбавленное и настоящее счастье женщина испытывает в первые минуты после рождения ребенка.

Я запомнила эти слова как аксиому и вспомнила о них в те самые минуты. В них, этих минутах, было ощущение полной, абсолютной и гармоничной пустоты и ничего больше. Ни счастья, ни мыслей, ни страха, ни даже любопытства.

И через 10 лет снова все повторилось. Ожидание счастья и вместо него счастливый вакуум. Нирвана. Катарсис. Башня из слоновой кости.

Каждый год, нет, два раза в год, отпраздновав дни рождения своих детей, я вспоминаю те роддомовские дни… И рассказываю своим младшим подругам, когда они испытают то самое — полное, пронзительное, неразбавленное и настоящее счастье…

Хъоды

Мир окончательно поделился. Полутонов все меньше — как в классике фэнтези силы добра и зла заняли места по разные стороны баррикад. И только на линии раздела мечутся немного беременные — они-то и станут первыми безвозвратными потерями в этой битве.

Матери семейств торгуют наркотиками.

Судьи отказываются давать в суде показания на друзей-преступников.

Девочку доводят до самоубийства, и даже после ее смерти продолжают тиражировать в сети ролик, за который она заплатила жизнью.

Парень насилует девушку, а потом прикрывается должностью родителей.

Дети начальников избивают детей подчиненных, а родители отказываются от возбуждения уголовного дела.

Все уже сказано миллион раз. Дом-2, американские стрелялки и российское телевидение делают из детей уродов. Правоохранительные органы не ловят мышей, а власть порочна и бессильна…

А мы? Сами-то мы?

Времени на раздумья не осталось вообще, и здесь и сейчас надо определяться, чего тебе больше не хочется: увидеть, как «Титаник» вместе с тобой пойдет ко дну, зато успеть на прощание порадоваться, что капитан в своем белом кителе уже пускает пузыри… Или же заткнуть пробоину собственной задницей, и наблюдать дальше, как капитан в белом кителе зажигает на палубе, даже не думая говорить тебе спасибо.

Да, не не по нашей воле меняют законы. Мы не можем сажать преступников в тюрьму. Не мы возбуждаем уголовные дела и накладываем штрафы. Но мы знаем о преступлениях и живем рядом с преступниками. И в наших силах хотя бы дать им понять, что они моральные уроды.

Но скорее все будет с точностью до наоборот.

Продолжит тусить в ресторанах мажор, который отправил на тот свет 4 людей и оставил троих детей сиротами. Никто не закроет перед ним двери. И никто не отзовет его дядю с высокой должности, хотя это вполне логично было бы сделать после того, как он не остался в стороне от горя… нет, не сирот, племянника.

Девушка, которая отказалась давать в суде показания, будучи работницей суда, не потеряет работу и, наверняка, сделает карьеру. Отсутствие рефлексии — уже залог успеха на ее нелегком поприще.

Парень, из-за которого ушла из жизни школьница,не переедет в другой город и даже не станет изгоем среди сверстников — скорее он приобретет ореол человека «с историей». А девочки и дальше будут в него влюбляться… А что, все же стыдливо промолчали, предпочитая тактично не упоминать об этом случае вообще. А была ли, собственно говоря, девочка?

И так далее, по бесконечному списку…

Я вообще не уверена, что процесс разделения на тех, кому все можно, и на тех, в отношении которых все можно, обратим. И причина здесь не только и не столько в том, что общество стремительно расслоилось на очень бедных и очень богатых.

Проблема в том, что мы стремительно утратили какой-то этический стержень. Сначала перестали ужасаться таким фактам, потом научились оправдывать (ведь легче сказать, что какая-то незнакомая девочка сама виновата, чем всей фамилией ответить за изнасилование или убийство), а следующая стадия — право на безнаказанность будет узаконено. Оно уже почти узаконено в наших собственных головах, так что дело за малым. А что, предлагают же некоторые вполне серьезно ограничить всеобщее избирательное право и допускать к голосованию только владельцев айфонов…

Собственно, и термин уже придуман — нищеброды(с). Это те, в отношении которых можно все, потому что они не защитят себя сами и не смогут оплатить государственной машине свою защиту.

Все происходящее уже было придумано до нас — в средневековье. Тогда и плетьми побивали (vs милицейские колотушки), и право первой ночи имели (vs сын мамы и селянка), и мальчиков для битья держали (vs родители избитых мальчиков, которые позволили детям своих начальников остаться безнаказанными).

Мы, похоже, именно туда и возвращаемся. Еще одно свидетельство этому — психопатическая страсть к захвату земли, которая началась в республике. У нас период какой-то нью-алдаризма. В горах люди бьются в припадке — моя речка! Мое ущелье! Моя дорога! Моя башня! Мое село! Руководитель ведомства по охране памятников (!) на голубом глазу заявляет, что надо отдать все оставшееся в горах в собственность юридическим и физическим лицам, иначе проблему людей, которые «то на левом берегу отдыхают, то на правом», не решить. Выходцы из Гули ставят на дороге шлагбаум, вешают амбарный замок и заявляют, что им так можно. Интересно, когда они вспомнят и другие предания глубокой старины?

Собственно, и здесь ответ прежде всего в головах. Что нам самим кажется более нормальным — с глубоким почтением смотреть, как депутат Госдумы расширяет свою латифундию и рассчитывать глубину поклона прямо пропорционально количеству земельных участков, указанных в его декларации, или поинтересоваться, соответствует ли незначительная сумма, которую он платит за электроэнергию, мощности фонарей, круглосуточно по периметру освещающих его владения?

Ответ, в моем представлении, принципиален. Чтобы понять, кому, что и сколько можно…

подкралась незаметно

Когда мы считали, по сколько нам будет в миллениум, получалось, что это уже почти старость. Утешало одно: что мы успеем еще стряхнуть песок времени и тряхнуть стариной в эту дивную ночь…

Но это была не старость. Старость — это, как оказалось, другое.

Это когда не обнаруживаешь на собственной скуле родинку, потому что она переместилась на щеку.

Это когда, не задумываясь, надеваешь шапку на укладку, чтобы вечером не болела голова.

И когда уже даже теоретически не понимаешь, как можно носить розовые кружевные брюки с разрезом.

Когда встречаешь взрослого дядю, долго его не узнаешь, а потом понимаешь, что это тот милый малыш, которого тебе-школьнице доверяли покатать на колясочке соседи.

Когда, глядя на 20-летних, думаешь не о том, отличаешься ли ты от них цветом лица, а прикидываешь, могла ли быть эта девочка твоей дочкой, если бы ты вышла замуж в 18.

Когда ты спускаешься со шпильки навсегда, а один вид ног, обутых в этот вид обуви, вызывает у тебя не приступ ревности, а приступ сочувствия к их обладательнице.

А эта девочка из супермаркета? Которая бежала за тобой и орала «Тетя, вы забыли сдачу»? Да лучше бы я ее забыла! И неважно, что ты понимаешь, что 13-летний ребенок не мог понимать, что к тебе правильно обращаться «богиня»…

А, ну разумеется, когда наступает момент, что в требованиях приема на работу твой возраст уже критичен или и вовсе за гранью…

Когда читаешь аннотацию к косметике и обнаруживаешь, что у тебя еще целых три месяца до того как ты попадешь в группу глубоко и безнадежно морщинистых.

Как-то незаметно из жизни уходит мантра «а вот когда мне будет»… Помните эти разговоры?
«А вот когда мне будет 20 и если я еще не выйду замуж…»
«А вот когда мне будет 30 и если я еще не рожу ребенка…»
«А вот когда мне будет 40…» уже не бывает. В 40 программы-максимум выкидываются на свалку истории и остается только желание в оставшиеся до часа Х полмесяца и полтора дня сделать все несделанное, потому что наука так и не установила, есть ли жизнь на марсе.

А еще… Еще… Еще… Когда тебя зовут кушать мед!!! Аааааа! С бабками!!! Которые еще недавно смачно поплевывали тебе под фату! А теперь ты с ними! Вместе! Мед!!! Потому что сын твоей подруги женится!!!

Ну и окончательно безнадежно, это когда ты заводишь аккаунт в соцсетях, в нем тебе 18 и тебя зовут Эммануэль)))

немного беременные

Как же меня бесят люди, которые хотят, чтобы демократия прилетела к ним на крыльях любви. А заодно привезла с собой честность и справедливость! Когда эти люди искренне негодуют по поводу того, что власть использует административный ресурс и анонимно сообщают тебе о… тссссс… каких нарушениях выборного процесса, но обязательно предупреждают, что никаких имен называть нельзя.

Нельзя, так молчите себе в тряпочку, демократы хреновы! Или кто вы там еще? Я не знаю, когда эта рыба сгниет с головы, но с хвоста она сгнила уже до вонючего скелета.

Это меня-таки настигли выборы в Южной Осетии. И секретная информация о том, что таинственные представители проправительственного кандидата Дмитрия Медоева ходили по факультетам СОГУ, собирали студентов-южан и предлагали голосовать за своего кандидата под угрозой отчисления.

Вот хотела бы я посмотреть, как какой бы там ни было президент Южной Осетии будет диктовать ректору СОГУ кого отчислить, а кого нет. Это смешно. А грустно то, что все это тиражируется, но на уровне слухов. Если это правда, и она тебе не нравится, скажи об этом! Не можешь, не хочешь, боишься? Тоже позиция, имеющая право на существование. Но тогда молча голосуй за Медоева! Не хочешь? Значит, это твоя война. А на войне надо действовать, а не говорить, тем более под ником. Идти хотя бы в наблюдателем, а не призывать демократию и материть административный ресурс.

Меня морально измотали российские выборы. Когда учителя голосовали за Прохорова, а вбрасывали за Путина. Когда бюджетники массово ставили галочки в запасных бюллетенях и рассуждали о том, как продажны избиркомы. Когда директора предприятий выделяли людей для каруселей по просьбе «сверху» и даже не понимали, что стыдно признаваться в том, что ты в этом участвовал. Когда журналисты, промолчав в день выборов, на следующий день рассказывали в соцсетях о том, как они видели нарушения. Когда от Беслана отлучали за неправильное голосование…

Всякие разные маленькие люди на своих маленьких местах все это делали. Молчали, вбрасывали, отмечали, выделяли. Никто из них не сказал «нет», за которое им бы даже ничего не было. Ну или было бы, но не смертельно. Некоторые из них даже не рисковали ни карьерой, ни работой. Никто из моих знакомых, обличавших и негодовавших на систему, не пошел даже в наблюдатели, кроме Ани Кабисовой, которая сумела добиться пересчета голосов на своем участке.

А если бы Аня была не одна такая – только моих знакомых прохоровцев-либералов-белоленточников хватило бы на все участки Северной Осетии. И уж точно бы на них не хватило нарядов полиции, которыми пугают несговорчивых наблюдателей. Ну или массовые задержания наблюдателей стали бы замечательным инфоповодом, что тоже результат. И, разумеется, никто бы не стал увольнять ненавистников административного ресурса, если бы все до единого обличители обличали вслух. Ведь тогда в республике одновременно стал бы безработным каждый второй. А кто же согласится на такую статистику роста безработицы?

И сейчас начинается дубль два по Южной Осетии. Ну разумеется, что административный ресурс будет против тех, кто «за Леню». Именно потому, что тех, кто собирается голосовать за Тибилова, все больше к дню выборов. Разумеется, административный ресурс заработает вовсю – то, что вчера в алагирском штабе Тибилова изъяли списки людей, которые записались на транспорт, чтобы ехать в Южную Осетию – это только начало. И срывать выборы будут, если что-то пойдет не так, и пулю в лоб при необходимости пустят, и идею парламентской республики реанимируют при необходимости.

Но это все – про НИХ. Про тех, кому «пошла команда». А у НАС – своя война. И на этой войне достаточно для начала не делать того, что требуют они. Саботировать. Говорить нет. Больничный взять, в конце концов.

Да, человека можно заставить участвовать в карусели. Но птичку же он ставит сам? И только он в результате решает, в каком квадратике эту птичку ставить. Только мы сами можем за себя решать – наша это война или нет. Участвуем мы в ней или пока постоим в сторонке. И какая у нас беременность – ложная или настоящая.

про неприличное

Вообще-то спрашивать, за кого человек голосует, неприлично. И осуждать чье-то свободное гражданское волеизъявление тоже неприлично. И уж точно неприлично стесняться своего голоса. Так что я решила, что этому посту быть.

Итак, почему?

Почему я не голосую за Миронова — я обиделась, что он не выдвинул в президенты Дмитриеву. У них был шанс дать людям новое лицо, они его профукали.

Почему не за Зюганова — испоганить собой стихи Пушкина уже слишком. Моя трехлетняя дочь перед сном бормочет «души прекрасные порывы… прекрасные порывы»… Потом поворачивается ко мне и спрашивает: «мама, а кто такой Зюганов?» Нормально?

Не Прохоров — после двух коротких президентов выбрать такого длинного — это извращение. Тем более история свидетельствует в пользу маленьких и лысых.

Я голосую за Путина, потому что можно не ходить на выборы и быть уверенным, что твой голос не украдут, а распорядятся им в полном соответствии с твоим гражданским волеизъявлением.

Вот такой вот выбор.

Если серьезно, то я не пойду на участок, но если бы пошла, то проголосовала бы за Путина. Не потому, что «больше не за кого», тот же Миронов ничем, наверное не хуже, а Прохоров и вовсе симпатичнее. Не потому что «он как Сталин», увы, это не так, какой из Путина Сталин, никакой, к сожалению. Не потому что у меня «синдром Хаматовой» или «меня обработали» — слухи о моей значимости сильно преувеличены.

В моем случае это протестное голосование. Против либералов, против Навального, против «шубы как символа русской революции». Моя главная претензия к либералам, кроме того, что они мне в принципе не нравятся, в том, что они не предложили стране своего кандидата. Это называется импотенция. И если для путиназюгановамироноважириновского эта политическая импотенция естественна хотя бы в силу возраста, то для них она непростительна. Именно потому, что они позвали на сеновал тысячи хороших людей, которые так наивно-романтически-революционно поверили в честные выборы, в свободу, либеральные ценности, демократию и бескровную революцию.

Я ни минуты не сомневаюсь в том, что столько креатива — а креатив дело не дешевое — сколько фонтанируется сегодня в пользу либералов, просто так быть не может. Это жжжжж неспроста, но несмотря на всю очевидность ситуации, теория про «вашингтонский обком» креативно доведена до абсурда и этим дезавуирована. Как и аргумент о «стабильности».

Я не могу судить, насколько эффективнее своих соперников в качестве гаранта стабильности Путин, вполне допускаю, что при том же Прохорове или даже Зюганове «стабильность» не пострадала бы. А если нет?

Я, разумеется, понимаю, что это позиция страуса, который прячет голову в песок. Что Кавказ могут сдать и с Путиным, и без него. Но я цепляюсь за надежду, что у меня и моих детей есть еще эти шесть лет, которые так пугают борцов за новую русскую свободу. Что все начнется не 5 марта… потом, не сейчас… не у нас…

Я понимаю, что это соглашательство, бюргерство, беспринципность и что угодно еще, но я голосую за надежду на еще 6 лет коррупции, клановости, власти олигархов… Лишь бы не было снова такой победы и такой свободы, и такого счастья народов, как было в 90-х. Тогда мы отделались легким испугом. А в этот раз линия распада пройдет по мне. По моим детям. По моему народу. Я этого не хочу. И ради того, чтобы этого не случилось, я с такой же легкостью жертвую свободой сытых и раздраженных москвичей, с какой они жертвуют моей безопасностью, жизнью и родиной.

И уж вовсе меня не волнуют какие-то личностные характеристики. Во власти нет по определению хороших людей. Хорошие люди на площадях митингует за несбыточное или у себя дома пишут утопии про город солнца. Во власти упыри. Потому что это их место, так было всегда со времен каллигулы, а если что-то шло не так, недоупырей просто убивали. Так что мне все равно какого из упырей морально принуждать к демократии и либеральным ценностям. Силы надо тратить не на то, чтобы выбирать из одинакового, а на то, чтобы самому не стать упырем от их, гхм… гра… поцелуев. Вот как-то так…

Хотя, быть может, я еще передумаю. Все-таки соберусь, схожу на участок и проголосую за Прохорова, хочется же поддержать отечественного производителя и вместе со всеми легко, радостно и повально повыбирать осетинского племянника. И присоединиться в этом выборе ко всем своим друзьям и просто хорошим людям.

Собственно, в этом и нет никакого антагонизма, ведь Прохоров — очевидный проект Кремля… Ну, никто же из либералов не назвал его своим кандидатом? Это мы по умолчанию так решили, но это же не так. Прохоров — кандидат от болота только для романтиков. Но если 6 марта мы проснемся в России победившего Прохорова, болото все равно пойдет на улицу с криками и стонами об украденном солнце. А как иначе — плакаты же уже заготовлены и длина плевка рассчитана до миллиметра.

Шуба как символ российской революции

На сегодняшнем пикете «Стоп Электроцинк» случились три любопытные вещи.

Во-первых, неожиданно для самих организаторов, пришло много новых людей. Сначала завсегдатаи «зеленой тусы» даже не поняли, что их ряды значительно пополнились. «Не обращайте внимания, это фэйсы», — говорили они.

Но новенькие оказались не правоохранителями в штатском, а вполне себе креативными и активными участниками происходящего — они принесли гроб с надписью «правительство, закрой ЭЦ», чем очень даже оживили унылое стояние с плакатами. Дешевая такая идея (с учетом того, что гроб дали напрокат сочувствующие) и сердитая ( очень напугала надзирающего чиновника, который решил, что народ пойдет дальше, и будет искать начинку для своего реквизита из числа защитников ЭЦ).

Почему случилась такая активность — лично мне непонятно. Как самое простое объяснение — декабрьские выбросы всех достали.

Если же рассуждать в духе теории заговоров, то начинается российская цветная революция, и Осетия традиционно впереди планеты всей со своей «революцией цветных металлов». Как бы фантастично это ни звучало, но первые «декабристы» вышли не на Московские площади, а на площади Владикавказа и Цхинвала, что тоже вполне себе объяснимо с позиций теории атлантизма.

Ну и самое забавное объяснение — протест сегодня в трэнде. Однозначно, что такого количества норковых шуб в стане стопэлектроцинкеров до сих пор не наблюдалось, так что, вполне возможно, что шуба Божены Рынски не дает покоя и владикавказским гламурным девушкам)))

В общем-то все три причины совершенно не исключают друг друга, а очень даже дополняют, так что имеем чтд: Электроцинк — фактор дестабилизации на Северном Кавказе.

Так что теперь уже можно говорить не о нежелании аборигенов дышать гадостью, а о стратегических интересах России и о ее желании или нежелании терять Кавказ. Ну и нежно любимая в Осетии УГМК из простого капиталиста, готового за 300 процентов прибыли продать родную мать, превращается в активного участника политического процесса: либо агента влияния запада, либо проводника идей Кремля, готового сдать Кавказ.

Вот к каким выводам может прийти особь женского пола, рассматривающая на пикете чужую шубу)))))))))))

ничем незамутненное злорадство

Кто как – а я испытываю именно это чувство от итогов великого югоосетинского стояния. Я сейчас не о тех, кто стал и не стал президентом, а о Кокойты, который остался верен себе и даже на прощание продемонстрировал полную неспособность что-то сделать: он не умел воевать, не умел строить, операцию «преемник» он, разумеется, провалил, зато не забыл под занавес сообщить, что победил оранжевую революцию.

Я понимаю, что этот человек не пропадет. Но он неизбежно поймет теперь, расставшись со своей должностью, как к нему относятся на юге, на севере, в мск. И это – его будущая судьба – главное доброе дело, которое он невольно сделает своему народу. Не думаю, что следующий президент ЮО забудет, как кубарем летел его предшественник со всех своих укрепленных позиций, как лишился своей безраздельной власти.

Да, конечно, не очень красиво пинать проплывающий мимо политический труп. Но будем считать это моей маленькой местью за то, что на меня постоянно ябедничал целый президент независимого государства, причем ни за что, а так, для профилактики, из-за «порочащих связей».

Кокойты – человек, который сам себя лишил шанса остаться в благодарной памяти собственного народа, который отказался от возможности, которая дается только избранным, – построить свой город. Миллионы людей строят виртуальные города, а он мог строить реальный – родной Цхинвал. И не стал.

Он, пожалуй, даже заслуживает сочувствия. Особенно, учитывая креативную предвыборную листовку, в которой рассказывалось о том, «сколько денег он украл», и что как только так сразу произойдет экспроприация экспроприаторов и каждый житель ЮО получит из возвращенного в казну свою долю. То есть, бывшие хозяева стали должниками всех и каждого. А Юг это не Север. Оттуда не отпускают с условием «унеси, сколько сможешь».

И еще про Юг и Север. Вот то самое ничем незамутненное злорадство я испытываю и по отношению к себе самой. Потому что мои злопыхательства последних лет, которыми я неизменно разражалась, обсуждая ситуацию в ЮО, лопнули, как мыльные пузыри. «Раз они это терпят, так им и надо», — говорила я. А они не потерпели. Они устроили демократический протест.
Они заслужили себе честные выборы. Не стоит сегодня говорить о личных качествах, способностях и особенностях. Сегодня важно только то, что независимая Южная Осетия заслуживает законно избранного президента, а не похлопанного по плечу.

Они меня восхищают. Я им завидую. И теперь я даже верю в то, что до марта они сумеют консолидироваться, организоваться и достать из рукава молодого, умного, честного, желательно мужчину с десятилетним цензом оседлости и выбрать его президентом. И чудом получить второй шанс на возрождение Южной Осетии, раз уж первым так бездарно не сумел воспользоваться теперь уже бывший президент Кокойты.

Просто правда

Вчера на очередных общественных слушаниях по эц я в очередной раз убедилась, что все это бесполезно.

Потому что позиция хозяев завода, для которых живущие здесь аборигены, и их прихлебателей-контролеров, для которых собственный народ быдло, с каждым разом демонстрируется все наглее и увереннее. Если коротко, она звучит так: «Травили, травим и будем травить».

А еще вчера я поняла, что все равно говорить об эц надо. Хотя бы для того, чтобы мы – аборигены и быдло – видели, кто есть кто. Посмотреть на ухмылки власть придержащих иногда и познавательно, и развлекательно. Особенно когда ухмылки превращаются в гримасы при виде порядочного человека, что для этих несчастных, оказывается, просто нестерпимо.

Лариса Владимировна Цаллагова, профессор и заведующая кафедрой акушерства и гинекологии СОГМА, со вчерашнего дня для меня человек, которым я искренне восхищаюсь. Она показала нам всем, как просто, без пафоса и оглядки можно говорить правду.

Ее приглашение в качестве выступающей было заявлено экологами, так как она является автором научного исследования о воздействии тяжелых металлов на организмы беременных женщин и новорожденных, которые, по ее словам, являются первым индикатором загрязнения окружающей среды.

Только она начала рассказывать о методах работы, ее перебили вопросом, ответ на который был известен заранее: «а какого года эти исследования?». Разумеется, данные, на которые ссылалась профессор, были более чем десятилетней давности. Тогда Ларисе Владимировне было пояснено, что это «несерьезно», и предложено озвучить свежие данные.

И она озвучила. На примере роддома на Кирова и третьей консультации.

!!! 56% — АНЕМИЯ БЕРЕМЕННЫХ, КОТОРАЯ НАПРЯМУЮ СВЯЗАННАЯ СО СВИНЦОВЫМ ОТРАВЛЕНИЕМ

!!! РЕЗКИЙ РОСТ ГИСТОЗОВ (преждевременные роды) ДО 26% ПРИ МАКСИМАЛЬНОМ ПОКАЗАТЕЛЕ ПО РОССИИ 17-18%

!!! ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ НОВОРОЖДЕННЫХ ДОСТИГАЕТ 35%

«Мы считаем, что это экология», — просто сказала она.

У меня в этот момент от потрясения отнялся дар речи, потому что я четко понимала, что вот здесь и сейчас эта немолодая женщина самой мирной профессии взорвала информационную бомбу, нарушила все возможные правила существования в иерархии, нажила себе на голову кучу неприятностей и вот так просто продемонстрировала всем, что такое честность, порядочность, гражданское мужество и все что угодно еще.

«В роддоме за короткий промежуток времени было 3 сросшиеся беременности, а в Камбилеевке родился двухголовый теленок – этого же не спрячешь?», — спросила она. А потом подумали и добавила, что она «гражданин своей республики и лицо ответственное».

— Что делать? — спросили у нее гости из российской Общественной палаты.

— Я не знаю, но как человек думающий, полагаю, что надо выводить эц из города. Или город из санитарно-защитной зоны. Я не знаю, что легче, — ответила она.

Первым не выдержал Таймураз Касаев, и я его понимаю – страшно. Поэтому он сорвал покровы. Объяснил, как надо корректно считать случаи младенческих уродств. И как надо молчать, пока не посчитаешь, так как надо. И сам себя точно уговорил забыть навсегда эту цифру.

Замдиректора УГМК жжег! Он тоже сорвался и сказал про слова Цаллаговой «вся эта чушь». Ну вот он точно не открыл Америки, потому что нам уже давно понятно, что здоровье детей для защитников эц это именно что «чушь». Какой там новорожденный гидроцефал со своими кистами, распирающими его маленький мягкий череп в разные стороны, сравнится с 10 млрд рублей, «вложенными» УГМК, по их же собственной информации, в Северной Осетии?

На этом срывание покровов не прекратилось. Сергей Скуневский — юное дарование из СОГМА — встал и произнес речь, достойную Талейрана. Он так построил свое выступление, что сумел попинать свою старшую коллегу, как будто это не он – автор научной работы, безусловно доказывающей кадмиевое и свинцовое загрязнение республики. Ну, полагаю, за юношу можно не переживать, мы о нем еще услышим, как о перспективном партнере эц.

Еще одна верная работница впечатлила безмерно. Не моргнув глазом, некто Ревазова, которая представилась врачом, являясь директором санатория «Сосновая роща», проехалась танком и по своему родственнику Герману Ревазову, и по своему преподавателю Ларисе Цаллаговой. Тоже призывала к взвешенности в выражениях, почти глотая крокодиловы слезы. Была до неловкости неубедительна в своей старательности.

Не выдержала даже Зита Салбиева – она тоже отказалась верить в цифры, озвученные Ларисой Владимировной. И это понятно снова. Опровергнуть ее невозможно, потому что человек говорит о том, чем занимается непосредственно. Поэтому надо просто не поверить. Иначе – как жить с таким знанием?

Остальные подходили к Ларисе Владимировне и просто говорили ей спасибо – за смелость и за правду. А она все переживала, что в республике нет исследовательской базы, что не покупается аппаратура и студенты не могут вести научную работу.

Но профессор Цаллагова не обязана проводить исследования по личной инициативе и искать на это средства. Это не она тот чиновник, который по Конституции России несет ответственность, в том числе уголовную, за сокрытие информации об угрозе здоровью.

Она просто врач. Человек думающий. И еще человек честный, смелый и способный спокойно сказать просто правду. А потом вынести истерику тех, кому правду слышать невыносимо, потому что непривычно. Ну или непривычно, потому что невыносимо.

А правда Цаллаговой, как и вся правда об Электроцинке, действительно невыносима. Я тоже не хочу в нее верить. И, пожалуй, первое, что надо сделать– и это главное, что я вынесла из вчерашнего заседания, — направить экологические запросы в роддома и женские консультации Владикавказа с просьбой предоставить эту статистику. И если она подтвердится, то, пожалуй, можно будет и подумать – а не пришло ли уже время суда над теми чиновниками, которые нарушают конституцию и утаивают информацию о здоровье нации?

про отпуск

ПАСПОРТ-ДЕНЬГИ-ДВА РЕБЕНКА!

«Кармания!» — радостно завопила моя дочь, когда поезд «Владикавказ-Москва» сделал первую остановку в Беслане.

Ребенок еще не знал, что ему предстоит ехать до Ростова, потом лететь до Франкфурта, потом добираться на электричке до Карлсруе, а оттуда на машине до Баден-Бадена.

Но Белка оказалась настоящей путешественницей – она в подходящих местах засыпала, в нужных бодро просыпалась, была в отличном настроении и почти безропотно несла на спине рюкзачок с собственным горшком.

Хуже себя в дороге чувствовал Бек, потому что ему пришлось тащить чемодан с кучей детской одежды на все случаи жизни. Зато я смогла сосредоточиться на мантре «паспорт-деньги –два ребенка» и ничего из перечисленного не потерять.

Даже не знаю, кто из моих детей старался потеряться в дороге больше: Бек, которого периодически вез чемодан, или Белка, решившая именно на вокзале стать самостоятельной. «Видишь, Красная шапочка одна в лесу ходила», — сказала она, тыкая пальцем в нужную книжку в витрине.

ГОРОД МИЛЛИОНЕРОВ И ПЕНСИОНЕРОВ

Баден-Баден – очень красивый и очень богатый городок с 50 тысячами жителей, в котором под перезвон колоколов католического собора и православной церкви живут, преимущественно, миллионеры и пенсионеры.

Каждая вторая машина в этом городе – порше, каждый второй порше – кабриолет, каждый второй водитель в кабриолете – старушка с жемчугом и собачкой. Это, конечно, моя произвольная статистика, но Баден официально признан в Германии городом, в котором больше всего кабриолетов.

Ну а те, у кого не хватило на порше, ездят на велосипедах. Особенно меня умиляли 4-5летние велосипедисты в шлемах и с рюкзаками)))

Но таких обитателей в городе значительно меньше, чем пожилых и очень пожилых. Первое, что я увидела в Баден-Бадене – это был дом престарелых. Такое пасторальное владение с розовыми кустами и откормленными утками. А еще мне понравился домик, в котором располагается бюро по поиску наследников по всему миру – очень загруженная работой организация, говорят)))

В этом городе, если хочешь, чтобы тебя не поняли, не стоит говорить по-русски, потому что русские везде – в магазинах, отелях, ресторанах, частном секторе. Они здесь отдыхают и живут. Когда встречаешь просто немца без русских корней, не понимающего хоть немного великого и могучего, становится даже удивительно. Но, разумеется, это касается только туристического центра города и знаменитой Лихтентайль аллеи, которая, являясь самым красивым и зеленым местом центра города, имеет дурную репутацию и достаточно низкие цены на жилье – потому что там традиционно селятся русские.

Отдыхать в Бадене очень приятно. Масса минеральных радостей, старинные замки, Швейцария и Франция в паре часов езды, близкие нам, воспитанным на русской литературе, исторические достопримечательности, отличный зоопарк в соседнем городке, куча магазинов и развлечений…

А еще там очень приятно быть осетином, потому что одной местных достопримечательностей является Старый вокзал – историческое здание реставрировано и в нем оборудован современнейший концертный зал, который открывал Валерий Гергиев, о чем вам с гордостью расскажет любой местный житель. В частном музее Фаберже, кстати, принадлежащем выходцу из России, экскурсовод, услышав «Владикавказ» , тут же рассказал о маэстро и посетовал, что к ним давно не заглядывала его сестра. В местных печатных изданиях при упоминании Гергиева, а это бывает регулярно, обязательным бэграундом идет фраза о том, что он давал концерт на развалинах Цхинвала. Вот так вот. Все те, кто приезжает из разных городов и стран на Гергиева, а билеты на такие мероприятия раскупаются молниеносно, в обязательном порядке слышат про Южную Осетию.

ПАРИЖ: что еще вы не видели?

Этот подленький вопрос задал мне брат после моей двухдневной поездки в Париж, уточнив предварительно, что я не побывала ни в Лувре, ни в Соборе Парижской богоматери, ни в Доме инвалидов, ограничившись осмотром фасадов всех этих чудес света.

Я пыталась объяснить, что под проливным дождем, да еще с двумя детьми, вариантов, кроме автобусной экскурсии, особо и не было, но его презрение к моим туристическим способностям было непоколебимо.
И это я еще не стала уточнять, что все эти культовые достопримечательности были «посмотрите в окно слева», тогда как я сидела справа и на коленях у меня спала Белка.

Впору было ответить бессмертной фразой «и этот человек запрещает мне ковырять в носу», но тогда я еще не знала, что, впервые попав в Париж, он назначил встречу нашему двоюродному брату в… Диснейленде!
— Он был тоже впервые в Париже, проездом на день, и я, как знаток Европы, предложил ему встретиться около Диснейленда, даже не поинтересовавшись, где он находится, — вспоминал брат.

На самом деле, до Диснейленда из Парижа надо 30 минут ехать на скоростном поезде. Представьте себе этих двух лбов – доктора медицины и одного из трех «лучших молодых топ-менеджеров России», которые с утра пораньше топают через Замок спящей красавицы кататься на карусельках)))

После этого они не смогли найти в Париже ни Лувр, ни Нотр Дам, ни Елисейские поля и, отчаявшись, решили идти на башню, которая оказалась далеко-далеко))) В общем, к вечеру они туда дотащились и увидели-таки Эйфелеву башню, после чего покинули чудо-город, уверенные в том, что знают его как свои пять пальцев.

В этом они оказались похожими на нас, потому что в первый день в Париже мы тоже увидели только башню. Ну а второй, разумеется, мы провели в Диснейленде — в самом деле, глупо было бы притащиться во Францию с двумя детьми и не побывать там.

Париж и дети несовместимы. Когда мы попытались обсудить возможность оставить их в Германии, моя дочь, явно по наущению старшего брата заявила: «каждая девушка должна раз в жизни увидеть Палиш!». Сам братец прозрачно намекал, что ему срочно надо в Дом инвалидов. В общем, вопрос был решен в пользу коллективизма.

Ночью накануне поездки случился понос у младшей и конъюнктивит у старшего. Я запихивала в чемодан энтеродез, офтальмоферон и верного спутника красного горшка и пилила себя за неумение радоваться жизни: мысль о том, что в ближайшие 48 часов я должна совершить спринтерский забег по достопримечательностям туристической столицы мира не вызывала ничего, кроме отвращения.

Самый романтический город мира ответил взаимностью и встретил проливным дождем. «Это, случайно, не Палиш?» — спросила Белка, осторожно посмотрев на серую панораму из коляски. Интернет предупреждал: в Лувр – очереди, в Нотр Дам – большие очереди, на обзорную площадку Эйфелевой башни – огромные очереди.

Первую половину дня мы провели в магазине! Потому что я была мокрая насквозь, а дети частично. Всех надо было переодеть. Утешило только то, что мне удалось сфотографировать удивительное природное явление – очередь из китайцев в бутик Шанель в галерее Лафайет)))

С фотоаппаратом у меня свои высокие отношения. Он почему-то никогда не фотографирует те гениальные кадры, которые я вижу в объектив. А в Париже невозможно не фотографировать людей – отдельные лица из этой интернациональной толпы. Какие только типажи не встречаются! Вьетнамская девочка, читающая в метро роман французском, невероятная толстуха, счастливо улыбающаяся своему компьютеру, на экране которого красовался футболист, совершенно черный дядюшка в метро, к которому прислонился и заснул корейский ребенок, безумно красивая девушка – смесь мулатки и китаянки…

На вопрос, что ей больше всего понравилось в Париже, моя дочь мечтательно говорит: лууууужи! Бедному ребенку понадобилось доехать до Парижу и промокнуть насквозь, чтобы ей наконец-то купили резиновые сапоги и разрешили пошлепать по лужам.

Так что у каждого из нас свой Париж…

МИККИ МАУС И ЕВРОМАУС

Мы оказались так близко и к Диснейленду, и к Европарку – это самый большой в Европе парк развлечений, что не было никакой возможности избежать их посещения.
Это, конечно, грандиозно. Причем, должна признаться, что мне было там почти так же интересно, как и детям. Детям там волшебно любым – от 2 и до 99, просто у каждой возрастной категории должна быть своя программа.

На самом деле, готовиться к посещению такого парка надо как к экзамену – штудировать интернет, читать форумы и советы уже побывавших там людей, благо такой инфы в сети навалом, иначе день уйдет на то, чтобы изучить карту и сориентироваться на местности ровно настолько, чтобы понять, что ты ничего не увидел и не успел. А это обидно.

Примерно так у нас и получилось в Диснейленде. Зато в Европарке мы уже были умные и успели все, потому что просто разделились. И пока Бек закладывал мертвые петли на безумных аттракционах, мы с Белкой мирно катались на лодочках среди гномов и принцесс. Правда, дочка оказалась не меньшей экстремалкой, чем брат: она отказывалась выходить из «сумасшедшего автобуса», в котором меня изрядно мутило, все пыталась пробраться на какие-нибудь горки и упорно искала дракона.

Конечно, каждый ребенок должен раз в жизни побывать в Диснейленде и оказаться внутри любимых мультиков и среди оживших знакомых героев – это здорово. Но если честно, все эти наши набеги на парки развлечений напомнили мне историю с коробкой Лего, которую я как-то на последние деньги еще в пору маленького Бека притащила на себе из Москвы. Ребенок не понял, какую крутую игрушку привезла мама, порадовался моему приезду и лег спать. А я села собирать замок с подъемными мостами, стреляющими пушками и всякими-разными наворотами. Когда я пристроила последний флагшток и перевернула последнюю страницу, там большими буквами было написано: «папы, дайте поиграть и детям»! )))

У меня было дежавю, когда Белке во всем Диснейленде больше всего понравилась Баба-Яга (колдунья из Белоснежки), всем аттракционам она предпочла качание на турникетах в очередях, а купить захотела китайскую заводную собачку, которые за 100 рублей продаются у входа на Центральный рынок (((

Но трофеи мы все равно дотащили до родины – Мики Мауса и Евромауса с Белку ростом. Боюсь, что мы были очень смешными пассажирами.

Когнитивный диссонанс: девочка, хочешь сниматься в кино?

В наше время Юрий Яковлев не написал бы свою светлую повесть про школьницу Ингу. Потому что вопрос «Девочка, хочешь сниматься в кино?» вызвал бы только одну реакцию: sos, педофил на охоте!

Примерно такую реакцию, к моему удивлению, вызвал заявленный у нас конкурс «Детская супермодель». Трогательно слившись в порыве негодования с верховной властью, блюстители морали и нравственности осудили, заклеймили и даже запретили кошмарное действо, одновременно грозившее оскорбить память предков, осквернить будущее потомков, нарушить все традиции, испачкать все святое, растлить души и спровоцировать – почему-то — нашествие гомосексуалистов.

Вот последнего, кстати, бояться не надо – они уже пришли, и давно и прочно среди нас.

А обо всем остальном в хронологическом порядке. Наткнувшись в жж на пост Алана Бигулова, я только удивилась тому, что сама не посмотрела на это шоу под таким углом зрения: Алан убедительно и, главное, убежденно говорил о том, что «данное мероприятие представляется кощунственным и отвратительным как само по себе, так и в столь трагическую памятную дату».

Но потом ситуация получила развитие! Будущий медик Алан Амирович Ревазов пообещал главе республики «еще более уважительное отношение народа» в том случае, если ТДМ уважит его просьбу «остановить беспредел», «определить судьбу республики» и не допустить проведения детского гламур-шоу! Он, аки Ванга, пообещал, что «завтра мы будем выбирать самого стильного гомосексуалиста», а заодно усомнился в способности гомосексуалистов «защищать нашу родину». А в заключение своего письма попросил главу ответить ему на электронную почту.
Глава не ответил, но шоу запретил! И заработал кучу ссылок в интернете! И вызвал шквал рукоплесканий!

Собственно, сам факт запрета шоу меня не возмутил и не взволновал. Это был очень логичный и искренний поступок для ТДМа, а для его информационщиков – идеальная основа для удавшейся пиар-акции. Мне не жаль и организаторов, очевидно, что для них это был просто бизнес-проект.

Здесь другое. Меня напугало очередное проявление нашего коллективного лицемерия, ханжества и самовлюбленности. А то, что все это касалось детей, на которых выплеснулся ушат помоев из взрослых душ, оставило и вовсе мерзкий осадок.

Это из серии постаревших теток, которые обсуждают поведение девочек-подростков через призму своего не всегда пристойного прошлого, отражающую в другом человеке лишь то, что близко и понятно самому…

Это из серии взрослых мужиков, утверждающих, что их «завлекали» девочки, только начинающие бессознательно ощущать себя женщинами…

Это из серии тошнотных разговоров «деточка, не носи брюки, проституткой станешь»…

Даже как-то неловко теперь признаваться, но у меня была идея отвести на конкурс свою племянницу. Для девочки 11 лет это, безусловно, стало бы ярким приключением на каникулах. Ну а для нас с ее матерью было важно, что конкурсу предшествовала двухмесячная подготовка, и мы очень рассчитывали, что получив мощную мотивацию в виде приобщения к «миру моделей» — покажите мне девочку, которая не мечтает об этом!!! – наша конкретная девочка перестанет сутулиться и начнет следить за осанкой. Честно говоря, отказались мы от этой идеи исключительно потому, что конкурс был откровенно коммерческий, а значит, слегка сомнительный – все-таки речь о детях. Если бы это мероприятие организовывалось Дворцом пионеров – пошли бы обязательно.

А мне вот интересно – для тех, кто возмущался, есть принципиальная разница между моделями-актрисами-танцовщицами? По логике – нет же? Так надо срочно закрыть все студии бальных танцев и драмкружки! Не-мед-лен-но!!!

История из моего детства. Как-то раз мамина подруга, впечатлившись моим метром семьдесят в 13 лет, решила пристроить ребенка в «Иристон». Маме идея очень понравилась, потому как она вела битву с моими попытками стать хоть немного короче, максимально ссутулившись. Мне идея не понравилась совсем, потому что после позорного изгнания из кружка юных барабанщиков из-за неспособности пробарабанить «жил-был старый барабанщик», я понимала, что мне там ловить нечего. Но кто меня слушал? В момент примерки чешек пришла другая мамина подруга и произнесла спасительную речь. «Ты куда ребенка отправляешь? Ты что, не знаешь, в ансамблях что происходит?» — на этом моя танцевальная карьера, к счастью для зрителей, закончилась. А теперь представьте себе, если бы в свое время у мамы Альбины Баевой оказалась такая осведомленная подруга! )))

Стремление быть красивой с рождения заложено в каждой девочке. Поэтому мечты о сцене, подиуме, софитах – это, наверное, неизбежный этап роста. Все это проходит и вовсе не отражается на нравственности.

Недавно с удивлением вычитала в журнале, что Махар Хадарцев нашел будущую мать своих семерых детей на конкурсе красоты – какое счастье для всех девятерых, что тогда не было талантливого жж-шника, способного сбить с толку будущего отца семейства вопросами: «Для кого модели? Зачем нам нужны эти модели? Кого воспитает супермодель? Какие и чьи ценности олицетворяет она?». Вот так любые правильные и красивые слова разбиваются о еще более правильную и красивую правду жизни: модель для семьи и счастья – воспитает красивая мама замечательных детей – олицетворяет она самые правильные и лучшие традиционные ценности, которые, безусловно, были бы одобрены нашими предками – всеми вместе и каждым в отдельности.

Я много времени провела в вестибюле Дворца пионеров, где было совершенно очевидно, что ученицы студии бальных танцев – особенные среди всех. У них были эти пышные платья, о которых мечтает любая девочка, у них на концертах были недоступные для остальных прически с блестками… И среди этих девочек очень многие были из семей беженцев, из неблагополучных семей… Танцы – это был их праздник, красота их жизни, их единственный шанс сохранить достоинство среди жалкого быта и почувствовать себя красивыми, талантливыми, лучшими. Никто же не сомневается в том, что всегда находились желающие сказать: «как же это аморально – с мальчиками! в юбчонках! с голыми спинами! ах, герои переворачиваются в гробах!»

Да, возвращаясь к нашим баранам. Так зачем же нам сомнительные конкурсы детской красоты? Зачем нам давать шанс Инге из детской книжки или какой-нибудь Наталье Водяновой? Нечего травмировать нашу потасканную нравственность и будить тараканов в наших головах!

Пусть лучше эти дети реализуют свои мечты о гламуре, публикуя в социальных сетях безумные фото, на которые иногда неловко смотреть, даже защитившись теориями Фрейда. Нечего им по конкурсам шариться, учиться красиво ходить и правильно говорить, понимать, что любое дело требует труда и старания, оценивать объективно, наконец, свои способности и недостатки.

Нечего! Пусть отправляются домой и смотрят МузТВ, а заодно совершенствуются в навыках чтения с помощью чудного образовательного смс-чата «Классики». Его же ТДМ еще не запретил, хотя об него уже стерли языки все моралисты республики? Хотя мне и это непонятно. Можно же просто исключить этот канал из детского просмотра, зачем волноваться о чистоплотности или ее отсутствии у тех, кто зарабатывает на этих смс-ках деньги? Лучше подумать, что можно предложить потребителям «Классики» взамен. Чур, гламур-шоу не предлагать! Они под запретом)))

Но все эти страсти по гламур-беби-шоу меркнут на фоне совершенно волшебной заметки из «Северной Осетии» под названием «Аттракцион на фоне героя?». По времени, фактуре и стилистике она совершенно идеально совпала с историей о запрете «Супермодели-2011», доказывая, что мы имеем дело с тенденцией.

Здесь тоже речь о детях, запретах и трагической дате, а в качестве доказательства неуместности детских радостей приводится недовольство мертвых героев. В общем, автора заметки возмутили надувные детские аттракционы на Бэтмене. «Увидев это надувное чудище у основания памятника Исса Плиеву на набережной Терека, так и захотелось воскликнуть: «Бедный наш Исса Александрович!» — вещает первая страница СО. — … здесь инородным объектом смотрятся надувные сказочные персонажи. И дело даже не в них, а и в том, что… Плиев – полководец, дважды Герой, народная слава Осетии, а аттракционы, как ни банально, – зарабатывание денег на детской радости. Вещи, согласитесь, разновеликие и несоразмерные». Вот так вот, ни больше, ни меньше. Простая детская радость, разумеется, не перевешивает тонны камня.

И в заключение признаюсь: моя дочка обязательно будет ходить на бальные танцы, и в школу моделей тоже, благодаря этому у нее не будет времени смотреть «Классику» и болтаться во дворе. Я обязательно покатаю ее на «надувном чудовище», а потом мы сядем вместе на скамейку около памятника, и я расскажу ей, кто такой Исса Плиев. И я уверенна, что если ходовская лошадь и опустит свои копыта, это будет твердокаменная башка человека, считающего, что нудное морализаторство важнее детской радости. Вот.

Почти Ос-Багатар

Ура-ура! К нам едет Максим Шевченко!

Если бы его не было, его бы стоило придумать! Этого чудного человека, который одним предложением примирил дигорцев с иронцами, южан с северянами, а уацдиновцев со всеми сразу)

Наблюдая за его «умиротворением» Кавказа, невозможно не понять, что свои проблемы надо решать самим, а не бежать к «дядям» из Москвы, чтобы вывалить все свои обиды и подозрения. «Дяди» выхватят из рассказов местного колорита и побегут делиться «экспертным» мнением.

Собственно, мы это уже проходили. Действующие лица были другие и тема другая, а прием тот же. Когда приехал прокурор Колесников, якобы расследовать Беслан, и народ кинулся к нему рассказывать, рассказывать, рассказывать… Он послушал и придумал, как заткнуть всех. Дежавю. Приезжает журналист Шевченко устанавливать мир на Кавказе и проникновенно просит «расскажите мне обо всем, что мешает вам жить», а потом начинает пальцем ковырять в особо болючих местах.

Максим Шевченко и Надежда Кеворкова, как Чип и Дейл, спешат к нам на помощь. Но можно ли хоть в чем-то верить людям, которые буквально несколько недель назад подписывали у нас Меморандум «О совместном противодействии насилию, экстремизму, межнациональной розни и поддержке миротворческого процесса», стыдя нежелающих это делать, а сегодня беззастенчиво сами же и нарушают его основные положения?

Когда Шевченко публично лгал в эфире популярной радиостанции о том, что в Северной Осетии задержаны 30 мусульман, преувеличивая реальную цифру почти вдвое, он сам выступал в роли «провокатора… играя национальными и религиозными чувствами, раздувая страхи и недоверие», говоря словами его же Меморандума.

В Меморандуме, который, по словам Шевченко, накладывает моральные обязательства на тех, кто его подписал, содержится обращение «ко всем российским средствам массовой информации с просьбой придерживаться канонов журналистской этики, осторожно относиться к обсуждению спорных вопросов истории… во избежание провоцирования межнациональной и религиозной розни».

Так почему же автор и ведущий государственного канала позволяет себе утверждение, что «коренные жители Северной Осетии в большинстве своем мусульмане»? Можно ли расценивать это иначе как провокацию, когда по самым смелым оценкам ДУМ СО мусульман в республике не более 20%?

Что касается самого чудесного высказывания Шевченко о том, что «в Осетии идет жесточайший конфликт между кударцами, выходцами из Южной Осетии, и дигорцами и иронцами, коренными жителями», оно свидетельствует либо о полной несостоятельности Шевченко как «эксперта по Кавказу», либо о его сознательном стремлении запустить в республике механизм раскола не только по конфессиональному, но и по «ущельному» признакам.

Очень креативно наши «эксперты» распорядились и информацией про осетинских «язычников», которой щедро их снабдили местные борцы с Нартовским эпосом. Шамиль Джикаев превратился в «упертого язычника, написавшего мерзкие стишки о святынях ислама», убитого «больным мальчиком» Мурашевым – очень в духе Меморандума! И в эту же категорию «язычников» были до кучи занесены все неустановленные жители Беслана, камнями прогнавшие вознамерившихся заняться своими делами паломников от детского кладбища. У них, оказывается, случилась «типичная реакция язычников на намаз».

И уж совсем в духе Меморандума последнее утверждение «кавказоведа номер один» про то, что мы, оказывается, выдавливаем из республики ислам, культивируя Уастырджи… О как! И плевать на «осторожность в обсуждении спорных вопросов» — пусть Меморандум помнят те, для кого он был писан!

А за вмешательство в ситуацию с арестованными активистами уммы Максиму Шевченко спасибо. Следствию, надеюсь, он помешать не сможет, а вот прекратить избиения задержанных – наверняка. И то хорошо, хоть какая-то от него польза.

лучшее впереди

Я – паникерша. Причем самая запущенная разновидность этой человеческой особи – паникерша с воображением.

Я боюсь конца света, кольца атлантистов, замерзания Гольфстрима и войны цивилизаций. Я боюсь не успеть выключить телевизор до того, как начнется фильм ужасов. Иногда я боюсь даже своего отражения в зеркале – это стойкий побочный эффект от увиденного в юности фильма «Твинпикс».

Периодически паника бывает так реальна, что сохранить устойчивость психики можно только действиями. Например, лет 12 назад, впав в истерику по поводу предсказания Ванги о том, что «весь мир будет плакать над маленькой Осетией», я придумала «сумку беженца». Бросив своего младенца в кроватку, я позаботилась о его печальном будущем: сложила в сумку детское одеяло, банку сгущенки и моток лески – все, что нашлось в доме для нашего будущего выживания. Сумка отправилась в кладовку, а я – заниматься своими делами. Правда, потом мне пришлось восстанавливать паспорт. Разумеется, я не вспомнила ни про сумку, ни про упакованный туда документ)))

Само собой, последние события в республике, да что там — в мире! — не могут не ввергать меня в шок и ужас. Здесь уже сумкой беженца не отделаешься – куда бежать при нынешней глобализации? Остается действовать, и я даже уже знаю, что надо делать: вспомнить, как собирается-разбирается автомат Калашникова (спасибо военруку, уроки которого не забыты до сих пор), и выяснить, что можно закопать в землю, чтобы впоследствии оттуда выросло что-нибудь съедобное)))

Собственно, это было вступление))) Я вообще-то хотела рассказать про встречу журналистов с главой.

В общем, сегодня я совершенно неожиданно для себя услышала от ТДМа то, что помогло мне примириться с действительностью последних двух недель, страшилками про ваххабитские ячейки, прогнозами о введении КТО и шевченко-кеворковской чушью.

После таких совсем не бодрых наших вопросов и достаточно занудных ответов, уже под занавес, у ТДМа спросили что-то типа «о чем мечтаете?». А он ответил, что если бы его мечты сбылись, у всех в Осетии все было бы очень хорошо. И такую милую картинку нарисовал про нас в будущем — «о таких бодрых стройных старушках с ехидными улыбками, мудрых стариках и парках, заполненных детьми». А потом сказал: «Все лучшее у Осетии впереди».

А потом глава рассуждал о том, что каждому поколению посылаются свои испытания, которые надо пройти, что мы можем многое вынести, лишь бы у наших младших все было хорошо…
И эти слова как-то правильно подходили к настроению, наверняка, не только моему…

У меня очень двойственное восприятие ТДМа. На всяких совещаниях и мероприятиях (особенно тех, которые ему не нравятся), он меня зачастую ужасает. Мне не нравятся безапелляционность его суждений и привычка сразу говорить то, что подумал, любовь к обобщениям, которые никак не коррелируют даже с биографиями и делами сидящих с ним же рядом людей.

Но вот эмоциональным его высказываниям я верю. Тем более этой уверенности в будущем, потому что он, наверняка, будет первым, а возможно и последним руководителем, который после окончания своего срока работы не уедет из республики с концами. (О, кстати, у него большие планы на после окончания срока – например, ответить «по-пацановски» некоторым обидчикам, чего он пока не может сделать из-за статуса)))) Поэтому я сегодня с радостью ухватилась за убеждение ТДМа в том, что лучшее впереди.

Действительно, чего нам еще бояться? Если мы пережили 2004, когда «весь мир плакал над маленькой Осетией», а небо почему-то не упало на землю. Если мы пережили 92 и 2008…
Даже если случается самое страшное, жизнь продолжается, а значит, остается шанс прорваться. А у Осетии — все лучшее впереди)))

Последний Герой

Сегодня у осетин стало одним мертвым героем больше. Ведь у нас надо умереть, чтобы все вдруг поняли, что, оказывается, среди нас был уважаемый старший, честный человек, настоящий патриот. Оказывается, у народа были и Совесть, и Голос. А теперь нет – потому что мы проводили в последний путь Шамиля Джикаева.

Почему мы так ненавидим друг друга, что способны по достоинству оценить человека только в день его похорон?
Почему злоба и зависть по отношению к окружающим стали нормой жизни в Осетии?
Почему только для наших врагов очевидно то, что мы сами рассмотреть не в силах – лучших из нас?
Почему нам доставляет удовольствие мешать любого человека с дерьмом? Почему мы не ищем в людях хотя бы что-то хорошее, а только кричим о плохом? Почему мы не умеем ценить добрые намерения и хорошие поступки? И не умеем этого вдвойне, если речь идет об успешных людях?

После Беслана мне казалось, что все будет по-другому. Что люди изменятся, потому что так дальше жить невозможно. Но оказалось, что мы способны украсть у сироты, обидеть мать, потерявшую ребенка, позавидовать инвалиду и бросить камень в любого без разбора.

Сегодня, после похорон Шамиля Джикаева, я знаю, что не изменится ничего. Осетины уже не народ, это сборище завистников, лентяев, воров и беспринципных фанатиков от религии, власти, истории и морали.

Не стоило убивать Шамиля Федоровича . Это был удар вхолостую. Убили не того. Убили одного из немногих, кто был способен ответить на такое злодеяние словами, которые разбудили бы людей. Людей, которым важно только, чтобы было сено для жевания и стойло для сна.

Кто-то наивно полагал, что мы не стерпим. Стерпим. Поэтому не стоит больше нас взрывать и убивать, это бесполезно. Мы стерпим все. Мы промолчим. Мы обязательно над гробом трагически погибшего поэта скажем спасибо сильным мира сего и назовем их по имени. Мы – республика терпимости.

Я не могу сказать на прощание учителю «покойся с миром». Я знаю, что не будет ему спокойствия даже на небе, пока его соплеменники терпят, молчат и ненавидят друг друга.

Когда поэта травили за стихи, угрожали ему и запугивали всю семью – мы не заступились за него, не защитили его, не подумали о том, что его надо беречь. И сегодня над гробом Шамиля свершилось последнее предательство – никто не сказал тех слов, которые должны были прозвучать. Не нашлось слов и не нашлось человека. Но они все же прозвучали – в стихах поэта, прочитанных над его собственным гробом.

Поэтов убивают за слова. Убийца обессмертил Шамиля Джикаева и его стихи.

А в Осетии появился новый герой. Ведь для этого надо умереть – чтобы про тебя сказали Совесть Нации и Голос Народа. Пока Шамиль был жив, его народу не нужна была Совесть. После его смерти никто не услышит наш Голос.

ХИДЖАБ VS ТОПЛЕС

Два сообщения из области «моды» привлекли мое внимание: новость из Франции, где ввели-таки официальный запрет на ношение хиджабов, и реклама ресторана Пушкинский во Владикавказе, куда приехала «топлес-диджей» из Ростова.

Порадовало, что Владикавказ, как всегда, не изменяет себе в своем стремлении догнать и перегнать Европу. Все европейские тренды в гости к нам! А интрига только в том, что случится раньше: зажгут уже у нас на какой-нибудь тихой улочке красные фонари и организуют живые витрины, или же появится свод правил о том, что можно, а чего нельзя носить.

Собственно, почему я поставила эти две крайности – женщин, которые прячут свое лицо, и женщин, которые не прячут ничего, рядом? Потому что и те, и другие своей одеждой привлекают к себе внимание. Притягивают взгляды. Заставляют говорить о себе и сознательно вызывают своим внешним видом гхм… дополнительные эмоции. Так в чем же разница?

Да ни в чем. И нижние белье, демонстрируемое в офисах, и а-ля арабские одеяния в нашей реальной действительности вызывают одинаковые разные чувства – от смеха до испуга. Кто-то боится за собственную нравственность, страдающую от самого факта существования «Пушкинского», а кому-то в ночном кошмаре привидится встреченная на улице девушка в трех платках и в черной юбке до пола. У кого-то вызовет улыбку студентка на безумной платформе и с убийственным макияжем, между которыми можно обнаружить не менее безумно-убийственный прикид. А другого повеселит ее ровесница, которая на голову скромно завяжет розовый платок, не забыв при этом дополнить свой образ ядовито-розовыми колготками, которые себе не всякая эмо позволит.

А вообще-то я ставлю на хиджаб. Девушки, которые не могут позволить себе мини, берут реванш))) Топлесом уже никого не удивишь, а вот арабская мода – это шах и мат поднадоевшему трикотажу, обтягивающему все, что не надо, дурацким фасонам, уродующим даже идеальных красавиц, необходимости каждый день делать укладку и маскировать дефекты кожи. Тем более что ее одобряет сильная половина человечества!

А раз так, то вполне возможно с улиц нашего города скоро исчезнут короткие юбки, голые животы и откровенные декольте – их сменят длинные юбки и разноцветные прозрачные платки. А уж что-что, а в умении довести моду до абсурда нам нет равных. Тем более, в арабской традиции еще есть много чего, кроме платка, что можно использовать в гардеробе. Вот только тем, кто сегодня носит арабские платки «из скромности», тогда придется поискать другую одежду, чтобы не выглядеть супер-модными и излишне привлекательными.

Ну, например, вспомнить, как носили косынки наши бабушки. Вот уж тогда на них точно никто не обратит внимания и уж тем более не заподозрит в легкомыслии.

РС: рассматривала недавно фотографии Грозного и поймала себя на мысли, что если бы мне предложили на выбор, какой город я хочу увидеть, я бы выбрала столицу Чечни. А через пару часов меня пригласили в гости ))) Тут выяснилось, что в моем гардеробе имеются только туфли для такой поездки ((( остальная одежда как-то не подходит. И тут я поймала себя на совсем уж невозможной мысли, что я тоже хочу вот такое красивое платье, как вот здесь http://region15.ru/fotoblog/index.php?showimage=489. В общем, хочу на шопинг в Грозный )))

РРС: а тут еще новость подоспела о том, что Всеволод Чаплин предлагает ввести православный дресс-код и сделать его общенациональным (по его мнению, он подходит и мусульманам, и буддистам). Свят, свят, свят! Куда еще в нашем светском государстве не проникают наперегонки конфессии? Стесняюсь предложить, какие новшества ждут нас в ближайшем будущем — ведь неохваченными остались буквально некоторые отдельные сферы нашей жизни ((( Кстати, что касается православной моды, она давно есть, правда, в отличие от мусульманской, не выплескивается на улицы города. Стоит только посмотреть, как одеваются постоянные посетительницы храмов. Разумеется, они одеты, как и все в Осетии, одинаково. Косынка со стразами и юбка из шифона ))))

В общем, скромных девочек можно в наше время найти только в институте цивилизации. В джинсах и кедах )))

ПОЗДРАВЛЯЕМ МАТУШКУ НОННУ!!!

Сегодня матушку Нонну, настоятельницу Богоявленского Аланского женского монастыря, посвятили в сан игуменьи. Обряд провел новый Архиепископ Владикавказский и Махачкалинский Зосима, а в монастырь собралось много-много совершенно разных людей, которых объединяет любовь и уважение к «первой в нашей истории аланской игуменье», именно так радостно именовали ее сегодня монахини.

Каждый раз, когда я бываю в монастыре, меня удивляет и покоряет царящая там атмосфера доброжелательности, спокойствия, любви и уюта, который может быть только в женской обители. И сегодня все было как всегда, несмотря на присутствие Владыки, торжественность момента и непривычный пока еще игуменский посох в руках настоятельницы.

Матушка Нонна не была бы сама собой, если бы не улыбнулась, не пошутила, не зарядила всех своей энергией, не нарушила (я так подозреваю) какие-нибудь правила монастырского протокола, а заодно не представила Владыке своих бестолковых друзей, которые даже не сообразили воспользоваться моментом и попросить благословения )))))

Я смотрела сегодня на тех, кто приехал поздравить матушку Нонну – ее родных, студенческих друзей, местных жителей, чиновников, общественников, крещенных и некрещеных, и понимала, что она – одна из тех, кто сумеет, в случае необходимости, в тяжелую минуту объединить людей и повести их за собой. Не уверена, что именно это качество должно быть присуще игуменье, но точно знаю, что такие, как она, очень нужны сейчас Осетии.

Матушка Нонна верит в то, что православные монастыри защищают сегодня наш народ. Об этом говорил паломникам «из Алании» батюшка Ипполит, который когда-то давно отправил рыдающую Наташу Багаеву из Рыльского монастыря обратно на родину. Отправил, благословив на то, чем она сегодня занимается.

И еще одна история про матушку Нонну. Она 8 августа села за руль, взяла ружье и рванула в Южную Осетию. Правда, не уехала дальше Джавы, потому что встретила на дороге мать с пятерыми детьми, которые и стали первыми из сотен беженцев, которых приютили в ту пятидневную войну монахини.

Ну как она набросилась на эту бедную речку, которая имела наглость разлиться, это мы все видели в недавнем прошлом. Думаю, речка больше так не будет, зато в монастыре появятся и берегоукрепительные сооружения, и настоящий крепкий мост, и забор, и все будет. Сегодня смотрела на идеальные газоны в монастыре, и если бы сама не была свидетелем, ни за что бы не поверила, что это все было под полуметровым слоем ила. И клумба, которую мы с Плиевым и Тохсыровым пытались уничтожить, делая вид, что помогаем восстанавливать монастырь, переделана именно так, как задумали монахини, и все у них – как картинка. А в траве горят по вечерам свечки-фонарики)))

Вот такая она, наша первая игуменья матушка Нонна. Конечно, обидно, что она не министр социальной защиты, сельского хозяйства или строительства… Но, наверное, церкви, такие как она, нужны тоже ))))))))))))

Футбольный чика-бум

Дети, все-таки, ужасно хитрые создания, особенно, когда им что-то надо.

Моему сыну регулярно бывает надо получить разрешение на просмотр ночных футболов. Я, конечно, стараюсь не разрешать.

Атака начинается с утра: давай я… а хочешь, я… а с Беллкой поиграть… а игрушки собрать… а я пятерку получил…

Я молчу, ничего не обещаю, потому что стоит сказать «ладно» — за это «ладно» он будет месяц смотреть футбол по ночам.

К вечеру ребенок начинает нервничать: разрешение не получено, час икс приближается. В ход идет тяжелая артиллерия – он начинает демонстрировать свою глубокую увлеченность предметом.

Мам, представляешь, уже началась давка за ЧМ!

Я варю кашу и молчу. Второй ребенок, еще не страдающий футболом, сидит с ложкой и ждет.

В Самаре уже не будет игры, потому что они еще денег на это не дали. И это только первый год из восьми, может так и до нас дойдет!

Я молчу, потому что стоит подать признак жизни, и разрешение будет вытащено из меня, я и не замечу как. Он начинает привлекать союзников.

Беллка, представь, у нас может быть ЧМ!!!

— ООООООООООО!!! – восхищенно пищит ребенок.

Ты себе не представляешь, как это круто!!! – говорит Бек, воодушевленный такой поддержкой.

— Чимпинатмира это каласо!!! – радуется Беллка, воодушевленная, в свою очередь, такой содержательной беседой со старшим братом.

К нам приедут Мейси и Суарес! Но самых крутых мы не увидим, — загрустил Бек.

Апаачему? – на полном серьезе спрашивает моя дочь. Нет, ей что, на самом деле интересно???

Нефутбольный возраст, — отвечает Бек. Нет, вы только посмотрите на них! Они БЕСЕДУЮТ! О ФУТБОЛЕ!

Хотя, может Лэмпард приедет как болельщик, — успокаивает себя Бек и счастливый от таких перспектив удаляется, забыв, что не добил свою главную цель, меня. – Чика-бум-бум-бум!!!

Чика-бум-бум-бум, — Беллка слезает со стула и, забыв про кашу, идет радоваться вместе со старшим братом.

К чему я это все? Да вот, морально готовлюсь к тому, чтобы не пересчитывать на томографы бюджет республики, который запустят на проведение игры ЧМ, если только у Осетии появится такой шанс )))))))))))

про пост

Сейчас Великий пост. Обычно он воспринимается как Великая диета. Что само по себе, конечно, уже лишения, но, откровенно говоря, не такие уж и большие.

Мне в этот раз не повезло – я услышала проповедь Патриарха. И впервые прониклась не только гастрономической стороной поста, но и решила не злиться, не унывать, не сплетничать, не ругаться, не врать и куча всяких других НЕ.

Попробовать хотя бы немного так пожить стоит каждому, просто чтобы кое-что понять про себя. В первый же день этой необычной для себя духовной практики я обнаружила, что как только утром открываю глаза, начинаю лениться, беситься, орать, иногда матом, унывать и сплетничать.

Собственно говоря, «диета» становится совершенно необременительной, потому как вся энергия уходит на постоянные одергивания себя самой – и это если вовремя спохватишься, ведь большую часть НЕ ты совершаешь как дышишь, то есть совершенно неосознанно!

Я думала, что практически не вру, разве что по жизненным показаниям, — оказывается, я вру на каждом шагу!

А если не вру, то сплетничаю!

А сплетничать я перестаю только для того, чтобы наорать на собственных детей!

Это жесть! Что за жизнь! (А сейчас я унываю).

А самое печальное, что любому своему «запрещенному» поступку я сама тут же нахожу оправдание: соврала – потому что, сплетничала – нет, говорила правду, орала – а надо было убить, унывала – так жалко же себя, любимую.

Вот сейчас сообразила, что этот мой пост – тоже НЕ. Потому как, если держишь пост, не должен демонстрировать это окружающим (((

Есть чудное объяснение, почему придумали держать длительный пост именно в это время: у крестьян заканчивались зимние запасы, а новое еще ничего не выросло, так что нужно было придумать идейную надстройку для голода, а заодно сбить естественное желание голодного человека поднять кого-нибудь на вилы.

Даже если и так, все равно полезно понять, в каких отношениях мы состоим с плохими поступками. Так, исключительно для внутреннего пользования…

Точка невозврата

Последнее время вокруг только разговоры о религии. От этих разговоров пухнет голова и появляется ощущение безысходности и неизбежности катастрофы.

Когда мы рассказываем о нашей республике, мы всегда говорим о сотне национальностей и практическом отсутствии межрелигиозных и межконфессиональных проблем. И никогда у меня при этом не бывало ощущения, что это пропаганда или общее место. Я верила, что так оно и было. Так оно и было.

А сегодня мы можем потерять все это навсегда. Пройти точку невозврата. И начать делиться еще и на христиан, мусульман и язычников. И это не дурная шутка, а сегодняшняя действительность.

Сегодня мне реально страшно. Потому что впервые в жизни я говорю с самыми близкими друзьями, и мы просто не понимаем друг друга. И от ссоры удерживает только много лет взаимного понимания и знание того, что этот человек думает, как ты, и хочет того же, что и ты. На сколько таких «теологических бесед» хватает старой дружбы, я не знаю.

У моей дочки нет крестного отца – все мои друзья, кому я могла бы доверить эту роль, оказались мусульманами. Я об этом узнавала, получая отказ. И это было всего два с половиной года назад. Сегодня я хорошо знаю, какую веру они исповедуют – их обида и непонимание выплескиваются в разговорах.

Последние годы мне казалось, что то, что в нашей республике большинство – крещенные или те, кому достаточно традиционных национальных религиозных обрядов, гарантирует нас от радикального ислама. Быстрая христианизация населения казалась дополнительным фактором внутренней стабильности. Но оказалось, что мы вовсе не защищены от радикализации под любыми флагами, не защищены от тех, кто сжигал Реком и взрывал Суннитскую мечеть.

Оказалось, что все не так. То, что было естественно и правильно для одних, оскорбляло и обижало других. Я не говорю, что не надо было строить в Осетии храмы и монастыри, которые всегда полны людей. Не надо было делать это под пафосные выступления в СМИ, лукавую статистику и дешевое приобщение там, где это удобно, к древним языческим обрядам.

Нам стоило быть умнее и не идти на поводу у предприимчивых деятелей, возомнивших себя миссионерами на Северном Кавказе, вовремя понять, что другие конфессии чувствовали себя ущемленными. Нам не надо было провозглашать христианскими святынями древние дзуары, чтобы не обижать тех, кто молится в роще Хетага. Не надо было быть торжествующе-навязчивыми.

Новообретенную религиозность мы принимали за свидетельство духовного возрождения, тогда как это есть свидетельство духовного кризиса. Мы пытаемся сегодня искать общечеловеческие гуманистические ценности в дремучей религиозности, чтобы не задумываться о том, насколько безыдейно наше общество. Нам, неспособным объединиться ради общей идеи, только и остается, что спорить, чей бог круче.

Лично я больше не буду вообще участвовать в разговорах на религиозные темы. Я не буду беситься при виде осетинских девушек, закутанных в платки так, как не делали даже их бабушки, потому что, как оказалось, это не раздражает моих друзей-мусульман. Я заставлю себя больше не ассоциировать терроризм с исламом, потому что если завтра какая-нибудь бородатая мразь ошибется в недоученных формулировках и назовет себя христианином, а потом взорвется, это не будет означать, что моя вера несет зло.

Единственное, чего я не смогу сделать – это перестать бояться экстремизма с религиозной окраской, который может уничтожить нашу республику так же, как уничтожает на наших глазах Кабарду и Дагестан. Но с этим должны бороться специально обученные люди. А мы должны понять, что поход мусульман и христиан стенка на стенку может привести к последствиям, логика которых неподвластна недалеким организаторам этого похода. И постараться жить вместе так, чтобы оказаться способными сообща противостоять злу, которое уже берет нашу республику в кольцо.

И хорошо бы нам всем вместе – христианам, мусульманам, асагдинам и кому угодно еще не забывать, что мы, в первую очередь, осетины. И это будет так до тех пор, пока в наших домах делают три пирога и молятся Богу.

Про кударцев, иронцев и дигорцев

Мои родители – инженеры. В моем детстве они с восьми до пяти работали на своих заводах, получали свои патенты на изобретения и были настолько далеки от общественно-политической жизни республики, что даже не выписывали домой газету «Социалистическая Осетия».

В общем, о своей ущельной принадлежности я узнала только в средней школе, когда ко мне подбежал «ашник» со словами:

— Ты же дигорка, будешь в нашей компании!
— Я не дигорка, я осетинка, — ступила я.
— Это понятно, но ты же не иронка, — настаивал он.
— Да нет, говорю же тебе, я осетинка, — объединяться с главным хулиганом школы по непонятным признакам мне совсем не хотелось.

Но зерна сомнения он заронил. Вечером дома я поинтересовалась, кто такие дигорцы. Очень удивилась, когда узнала, что я и на самом деле дигорец, а есть еще иронцы, которые и есть осетины.

— А дигорцы не осетины? – поразилась я.
— Да нет, осетины и дигорцы, и иронцы, но некоторые говорят «дигорцы и осетины».
Это был, конечно, удар по моей национальной самоидентификации. Про кударцев тогда не было сказано ни слова. Ну, или я не запомнила.

Дома были реально шокированы тем, что дети группируются по «ущельному» признаку, и из их обсуждения ситуации я решила, что делить осетин на группы практически неприлично.

Сейчас я не понимаю, как я так долго прожила в неведении о наших внутриосетинских различиях, потому что мои родственники со стороны папы – такие «махровые» лескенские дигорцы. Видимо, мало общалась с родней.

Дальше – больше. На каком-то мероприятии школьных активов я познакомилась с оооочень симпатичным мальчиком. По-русски он говорил с трудом, и звали его… Джони. Из этого я сделала логичный вывод, что он иностранец. Джони обиделся и сказал, что он осетин! В доказательство заговорил по-осетински. Такого осетинского я никогда не слышала и не поверила ему. А он возмущенно спросил: «Ты что, правда, не знаешь, что за хребтом осетины живут?». Признаться, что я не знаю даже про «хребет», я постеснялась.

Действительность про «наших братьев» обрушилась жестоко. В виде лавины беженцев. Беженцы тоже были разные, но мне лично достался патологический случай. Длинный, с рыжей щетиной, мерзкий и явно психически неуравновешенный тип привязывался в районе Дружбы и долго тащился следом, бубня: «ничего, скоро ингуши вас поубивают, и мы в ваших квартирах жить будем». В тот год я перестала ходить в универ пешком. Потом выяснилось, что так он терроризировал не только меня.

Еще из первых впечатлений – юноши гии, гиви, гочи, малхазы и т.д., которые с грузинским шиком носили на шеях разноцветные шарфики и ходили как на работу на «понтодром», чтобы с высоты своих метра двадцати на кривых ножках гордо рассматривать мимо проходящих и с грузинским же акцентом говорить «дзэвушки, давайтэ знакомытца».

Однажды вечером мой младший брат пришел домой избитым – прямо около дома встретил кучку скучающих беженцев. В общем, любить «братьев» было трудно, практически невозможно.

Параллельно были война, блокада, Зарский расстрел, трагедии и героизм. И все это даже отзвуком не коснулось моей счастливой студенческой жизни. Я просто пропустила это мимо ушей. И не я одна была такая. Когда я много лет спустя познакомилась с Зариной, дочкой Шамиля Джикаева, я поняла, что другие люди, рядом с нами, но в другом параллельном нам мире, жили новостями с юга и бились о стену нашего равнодушия здесь, на севере.

Отголоски югоосетинской войны долетели до меня только в виде ссоры со студенческим другом, который вдруг раздобыл вещмешок и собрался за хребет на помощь. Скандал был грандиозный. Сегодня стыдно вспоминать, но я была автором фразы «куда тебя несет, пусть ОНИ там сами разбираются».

ОНИ для меня и многих таких как я были чужаками, незваными гостями, которые заполнили наш город, наши турбазы и лагеря, наши базары и социальные службы. ОНИ рассчитывали, ждали, требовали нашего сочувствия, нашей готовности принять и поделиться. МЫ воспринимали их как досадную неприятность и не считали нужным делиться. ОНИ все брали сами. МЫ недоумевали и возмущались. ОНИ переживали трагедию беженцев, МЫ не хотели об этом задуматься.

Лично я жила достаточно долго именно так. Поэтому мне понятны разговоры о порезанных сиденьях, грузинском менталитете, подорожавших рынках и нарушении баланса. Но это неправильные разговоры, несмотря на то, что все это правда. Потому что это разговоры равнодушных, злых людей, которые не дают себе труда видеть дальше своего уютного домашнего мира и жалеют себя настолько, чтобы даже случайно не почувствовать чужой боли.

Я помню наш разговор с Зариной Джикаевой, когда я объясняла ей, почему северяне не любят южан. Я ей говорила о порезанных сиденьях, а она мне о национальной идее. Но я была убедительнее, видимо, говорить о яичнице легче, чем о Божьем даре.

А потом в моей жизни появился Тезиев. А вместе с ним Кударцы. С большой буквы, потому как в его представлении кударец это звучит гордо. И оказалось, что как я не заметила первой войны в Южной Осетии, так он не заметил беженцев. Казалось, что мы с разных планет – он рассказывал про них такими словами: самые лучшие, самые смелые, самые верные… Самое забавное, что он сам оказался вовсе не южанином, а его «кударский период», на мой взгляд, мало подтверждает его же оценки… ну да ладно, речь не об этом, и сам он так не думает.

В любом случае, несмотря на пару ссор на тему «сиденья-герои», я понемногу перекодировалась. Я узнавала других кударцев – не профессиональных беженцев, а цхинвальцев, для которых Владикавказ – это вовсе не земля обетованная, а место, где они вынуждены периодически жить, чтобы содержать свои семьи. Я училась их любить, уважать и восхищаться ими. Но, надо признать, это тоже был перекос. Если сначала мы увидели худших, тогда я получила возможность общаться с лучшими.

Это был хороший период – с 2004 по 2008 год, когда осетины вновь были объединены общей идеей. Для меня это был период моей собственной маленькой информационной войны с родным агентством. Тогда при моих первых попытках писать про Южную Осетию, сразу раздавался окрик из Москвы: «Мадина, вы где работаете, в России? В Грузии у нас другой корреспондент!». Но потом информацию все же стали брать. И в какой-то момент именно ТАСС давал самую полную и развернутую ситуацию по Южной Осетии: про обстрелы и похищения, про СКК и помощь Южной Осетии. Потом, после войны, Цхинвал стал трендом, а южные братья решили, что мы на них делаем карьеры и зарабатываем гонорары.

Это был симметричный удар по нам, северянам. В ответ на нашу нелюбовь к беженцам нам ответили нелюбовью в квадрате и фразой «не мешайте нам строить свое государство!». И как-то так оказалось, что юг – для южан, а север – для всех. При этом беженцев просто забыли на севере – кто же станет о пустяках думать, когда государство строить надо! А про то, что государства без этого пустяка – людей — не бывает, югоосетинские политики пока и не догадываются, потому как науке государственного строительства не обучены. Так что не виноватые они, когда-нибудь дойдут и до этого методом тыка.

Так что здесь, на севере, видимо придется смириться, что все призывы о том, что беженцам пора и честь знать, запоздали лет на 10. Они уже не с юга, они уже местные жители, местная проблема, местная головная боль. Тем более, никто и никогда не провел анализа, а что произойдет, если все беженцы одномоментно делетируются с территории Северной Осетии. Подозреваю, что в этом случае исчезнут все уборщицы, нянечки, санитарки, продавщицы, грузчики и милиционеры без званий.

Собственно, глупо ждать от людей, которые живут много лет в ужасных условиях, особой гражданской позиции, понимания геополитических проблем и ответственности перед родиной, которой они и не знают. Глупо ждать, что эти несчастные, которые за 20 лет обзавелись дырявым забором из железных кроватей, связанных ворованной с чужих огородов проволокой, снимутся добровольно, движимые идеей возрождения родины. Поехать так в никуда могли бы не беженцы, а наивные мечтатели и энтузиасты. Так и должно было бы быть, и тогда бы на юге оказались лучшие. Верящие, что город-сад возможен, а потому способные его создать. Но этого не случилось. Никто не стал «поднимать» Южную Осетию, поэтому и беженцы, и энтузиасты остались на севере.

Если честно, я не особо люблю кударцев. Не отдельных людей – в общении мне абсолютно все равно, кударец, иронец или дигорец. Не люблю их как общность – такую шумную, активную, боевую, спаянную и самоуверенную. Для оправдания могу сказать, что так же как кударцев, я не люблю и дигорцев в массе. А вот к иронцам я этого чувства не испытываю, видимо, потому что они pH-нейтральны.

При этом я уверена, что осетины могут выжить вообще только благодаря кударцам. В них есть пассионарность, которую давно утратили на севере. В них есть любовь к жизни. Они как руда, с виду некрасивая, но зато она содержит самородки – по-настоящему талантливых людей.

А в идеале — переженились бы уже все иронцы, дигорцы и кударцы друг с другом, забыли про свои ущелья, и получились наконец-то осетины – пассионарные, смелые, умные, воспитанные, талантливые и всегда поддерживающие друг друга. Вдруг возможен такой симбиоз ущельных черт?

И последнее. Недавно в компании я сказала что-то вроде «там одни кударцы живут» и поймала смущенный взгляд остальных, брошенный одну из нас. Я спросила у нее: «Тебя слово «кударец» смущает?». Она ответила: «Нет, я горжусь тем, что я кударка». Вот так прошу слово «кударец» в этом тексте и воспринимать. Я сама со среднего школьного возраста на «дигорку» не обижаюсь )))

СЪЕДИМ — НЕ СЪЕДИМ?

Это я про одного из наших осетинских «богоравных» — Валерия Газзаева, чье пришествие на осетинскую землю и в осетинский футбол свершилось накануне.

Про Газзаева и про нашу осетинскую национальную особенность – любить и ценить только тех, кто успешен не здесь, и кому до Осетии, собственно говоря, особо и дела нет.

Итак, Валерий Георгиевич нарушил главное правило народной любви – вернулся на родину. Теперь наш ход. И вопрос не только и не столько в футболе – вопрос в том, как и по каким критериям мы оцениваем наших руководителей (увы, не выбираем).

Мы, как дети, ждем чуда – будь то кубок УЕФА, любовь английской королевы, олимпийская стройка или список Форбс. И потому всегда разочаровываемся. И никогда не оцениваем главного и единственного критерия хорошего руководителя — результативности. Теоретически это так просто: что построил, что открыл, где сэкономил, сколько потратил, какого финансирования добился? А мы почему-то смотрим как улыбнулся, сколько выпил, где живет, с кем поет и на чем ездит.

Собственно говоря, до поведения и образа жизни «сильных мира сего» нам нет никакого дела, ведь очевидно, что белые и пушистые в коридорах власти не выживают. А вот как они ловят мышей – это напрямую касается каждого из нас.

Любимый многими людьми власти тезис о том, что люди неблагодарны и ни один из «властителей» не услышал спасибо, не выдерживает критики. Народ «видит на расстояньи» — все встает со временем на свои места. Как пример – Билар Кабалоев, который остался в памяти народа тем, что построил.

Собственно, вот она, шкала результативности – в количестве заложенных фундаментов и числе возведенных стен. И речь не о торговых центрах, принадлежащих президентам, не о квадратных метрах жилья, недоступного по цене врачам и учителям, не о коммерческих развлекательных центрах, принадлежащих парламентариям, и не о ресторанах и аптеках, которыми владеют их жены.

Речь о построенных – или не построенных – школах и детских садах, о социальном жилье, медучреждениях «для всех». Последнее такое открытие было – хорошо бы ошибиться – когда открывали школу в Сухом русле, медцентр в Беслане и поликлинику в Моздоке, фундамент которой закладывал, вполне возможно, Кабалоев )))

Да, возвращаясь к Газзаеву. Его пришествие меня, как человека, существующего с футболом параллельно, вдохновляет по одной причине – как доказательство того, что нами руководят те, кого мы заслуживаем.

Болельщики «Алании» заслужили и выстрадали Газзаева – своей любовью и преданностью кривой, хромой и финансово несостоявшейся «Алании». Теоретически это значит, что нам всем надо поучиться у любителей футбола тому, как стать фанами своей родины. И когда мы научимся любить нашу республику и болеть за нее как «барсы», тогда ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО )))

про мЕчты

Вспомнили с подругой, как лет 10 назад она говорила, что выйдет замуж за того, кто отвезет ее на ЧМ по футболу. Мечта у нее такая была. Замуж она вышла, а мечта осталась. Теперь ее муж, благодаря нашим студенческим воспоминаниям, узнал, что за него и замуж-то вышли авансом. И что через 7 лет у него появится возможность это высокое доверие оправдать. Дальше — больше. Она уже прикидывает, на какие матчи ей обязательно надо попасть. Говорит, что в финал всегда выходят не те команды, поэтому ей обязательно нужен полуфинал, а еще обязательно игра итальянцев. Правда, мое предложение посчитать, сколько ей будет лет, когда она с итальянским флагом наперевес реализует свою мечту, чуть омрачило радостные картины… Но не сильно. Так что мечтают они теперь с моим сыном вместе, потому что у него тоже мечты футбольные.

А еще мне перепали для дочки на Новый год такие раритетные штучки, даже не знаю, как назвать, их плетут из такой шуршащей бумаги, а сверху делают бумбон и одевают на ноги. Мои ровесники, которые их видят, сразу впадают в воспоминания детства. А кто-то сказал, что всегда мечтал о таких на Новый год, но так и не получил. А я вспомнила, что все сознательное детство мечтала о таком шарике на резиночке, которые продавали после демонстраций около сельхоза. Никогда мне такой не купили! И красного зайца-леденца тоже, говорили, что он «неизвестно из чего сделан» (((

Еще я помню, как в детстве мечтала, чтобы в нашем городе был каток. А больше что-то ничего не вспоминается, так что смело можно сказать, что все мои мечты сбылись))) Они, заразы, вообще имеют обыкновение сбываться, причем очень буквально и тогда, когда мне это уже даром не надо. Так что выражение «бойтесь своей мечты, она может сбыться» это очень про меня.

И что там про Новый год, когда «что ни пожелается, все всегда произойдет»? В ту самую минуту я уже много лет успеваю захотеть только, чтобы все близкие были здоровы, и чтобы не было войны. И почему-то никогда не успеваю вспомнить про актуальный на этот год шарик на резиночке (((

3 килограмма счастья

Недавно у меня появился племянник. Я подержала на руках это красно-желто-синее создание и снова бесконечно изумилась тому, какими прекрасными нам кажутся эти существа с их мягкими затылочками, сморщенными рожицами и жадным хлюпаньем. Как мы находим в этих одинаково опухших рожицах черты лица мамы и папы, как искренне восхищаемся их красотой, и это при том, что объективно-то они препротивненькие!

Инстинкты – великая вещь. Иначе ничем не объяснить эту тягу к младенцам и грусть по поводу того, что они так быстро становятся сначала крошечными человечками, потом маленькими девочками и мальчиками, а совсем скоро уже и вовсе человеками.

Хотя нет, второе — по поводу быстрого выхода из младенчества — как раз понятно, потому что как только эти милые создания начинают ходить, а потом – о, ужас! – говорить, для меня, например, идиллия материнства заканчивается.

Знаковый для меня-родителя диалог состоялся с моим сыном, когда ему было года три, и он часами мог рассказывать наизусть «Муху-цокотуху».

— Мамочка, давай поиграем, ты будешь мухой, а я паучком!
— Давай.
— Завяжи себе руки вот этой веревочкой.
— Завязала, что дальше?
-НУ, И ГДЕ У ТЕБЯ КРОВЬ?

С тех пор, подозреваю, заветы Чуковского про «руки-ноги он Мухе верёвками крутит, Зубы острые в самое сердце вонзает, И кровь у неё выпивает» у него на вооружении.

Кстати, это была первая, но не единственная попытка добить родную мать.

— Мамочка, можно я тебя вот так за горлышко возьму?
— Можно, а зачем?
— А мы тебе сейчас голову открутим и посмотрим что у тебя внутри!

Меня утешает, что стремление к изучению человека у Бека распространяется не только на меня.
Его вообще очень интересуют вопросы анатомии. Лет в 8 нашей самой хитовой игрушкой стало «тело человека». Тогда я долго и нудно покупала журналы то с почками, то с ребрами, пока у нас не собралось два макета – мужчины и женщины. Женщина была особенно навороченная – к ней прилагалось два живота, один обычный, а другой с ребенком. В этот же период моя подруга ждала ребенка, и Бека живо интересовали изменения, которые с ней происходили. Когда родилась моя крестница Ника, он подошел ко мне и спросил «А можно моя девушка тоже сегодня родит?». И, получив разрешение, торжественно поменял у девушки животы. Перед выпиской подруги из роддома он осторожно поинтересовался: «Мама, а она теперь стала высокой и худой?». Пришлось ему объяснять, что от этого не растут.

Насмотревшись в свое время телепузиков – помните, они были разноцветные – он задался сложным вопросом.

— Мама, а я какого цвета?
— Не знаю, — непедагогично ответила я, растерявшись.

Через пару дней я услышала, как он спрашивал сам у себя:
-Так какого же я все-таки цвета???

Цвета живо интересуют сейчас и мою дочь. Она называет очень много сложных цветов типа лилового, фиолетового, оранжевого, но при этом, как заправский дальтоник, путает красный с зеленым. Уже неделю Белка каждое утро, проходя под лампочкой в подъезде, спрашивает:

— Мама, а какого ЦВЕТА СВЕТ?
— Яркого! – умно говорю я.
-Ага! – с таким же умным видом говорит она.

У Белки возраст почемучки. Кстати, мой сын эту стадию миновал вовсе. Вопрос «почему?» в его исполнении первый раз прозвучал, когда он вырос и начал качать права. То есть классическое «почему?» трехлеток у него превратилось в «почему я?» и «почему нет?» ближе к 10 годам. Зато дочка почемучкает за двоих.

— Мама, ты меня любишь?
— Да…
— А пАЧЧему?
— Потому что ты хорошая и послушная девочка.
— А пАЧЧему?
— Потому что ты моя дочка.
— А пАЧЧему?
— Потому что мне тебя боженька дал.
— Где боженька?
— На небе живет…
— Ух тыыыыыышшшшшш!!!

Бек в свое время теорию происхождения человека постигал при помощи логики.
— Мама, а у тебя есть мама?
— Да, твоя бабушка моя мама.
— А у бабушки есть мама?
…………………………………………..
— Мама, а кто САМУЮ ПЕРВУЮ МАМУ РОДИЛ?

Впрочем, Бека больше теологических всегда интересовали вопросы меркантильные. Он изводил меня вопросом, сколько что стоит. И очень скоро решил выяснить, «А сколько СТОЯТ ДЕНЬГИ???»

Как-то мы собирались на прогулку с его тетей. Пока она не пришла, я проводила воспитательную беседу.

— Бек, когда будем гулять, веди себя хорошо, я тебе куплю сок и покатаю на машинках в парке, а игрушки не проси, у меня нет денег, ладно?
-Ладно, игрушки просить не буду, потому что у тебя денег нет. – В это время пришла тетя.
— Мама, у тебя же денег нет? – и пристально глядя на нее. — А У КОГО ЕСТЬ???

Интересно наблюдать у детей и процесс идентификации себя и окружающих.

— Мама, а ты кто?
— Я Мадина.
— Нет, ты женщина!
— А ты кто?
— А я мужик.

Белке же версия, что я женщина, не нравится. Про себя она знает все точно:
— Я Беллочка, я девочка, я маленькая, — говорит она.
— Мама, ты не женщина, ты большая девочка, — такова ее версия по мне.

Как-то предложила Беку игру.
— Давай поиграем, ты будешь мамой, а я Беком.
— Ты Бек, я мама? – уточнил ребенок.
— Да.
— Ладно. – И противным голосом. – Ну, тогда иди ко мне!!!

По-разному мои дети смотрят и в будущее.

Если Бек на вопрос «Кем ты будешь?» в три года отвечал, что он будет «МАМОМ», то Белка четко определилась, что и в будущем она останется «Белочкой».

Конечно, девочка – это другая планета. Они совсем другие, ничем не похожие на мальчиков даже в несколько недель от роду. И чем старше они становятся, тем забавнее наблюдать разницу полов.

Как-то подруга оставила у нас дочку – одноклассницу Бека. Он вывалил все свои игрушки и заставил Александру играть в войнушку. Та долго терпела, но когда он потребовал, чтобы все ее солдаты умерли в результате бомбежки его самолета, она заявила:

— Все, хватит! Раз ты так, то мои солдаты УХОДЯТ НА БАЛЕТ!

Еще мои дети очень критичны, особенно сын. Недавно он заявил, что не доверит мне воспитывать своих детей.

— Ты их будешь баловать, все им разрешать, — сказал он. – А учиться когда?

Так вот он оценил мои усилия по принуждению его учиться, учиться и учиться.

Собственно, эти попытки с принуждением уже закончились окончательно. Я смирилась с тем, что у него по устным предметам — пятерки, а по письменным – тройки. Я больше не пытаюсь сидеть над ним и заставлять писать каллиграфическим почерком. Каждая такая попытка обычно заканчивалась моими воплями. В один прекрасный день я сказала себе, что ни за что не буду орать, и мужественно приступила к урокам.

— Мамочка, ты лучше кричи, только зубами не скрипи, а то очень страшно, — пожаловался Бек.

Зато дочка в плане лингвистических способностей меня уже радует. Недавно эти 15 кг залезли ко мне на руки, окружающие начали ее дразнить, что такая девочка на руках сидит. Я, зная, что она реально устала, ее успокоила.

— Мама любит, поэтому несет, — сказала я. Ей это очень понравилось, и она решила повторить.
— Мама несет, поэтому… ПОТОМУ ЧТО любит!!! – сымпровизировала она.

Конечно, Белке живется легче и приятнее, чем Беку. Именно она наслаждается всеми благами единственного ребенка в семье, потому что с ее рождением десятилетний Бек автоматически перешел в разряд взрослых и попал в ее орбиту.

И если Бек, застуканный на месте преступления за уничтожением игрушек, лихо отмазывался: «Я НЕ ЛОМАЮ, Я ЧИНЮ!», то у Белки есть личный стрелочник.

— Мамочка, смотри, как Бек мои игрушки разбросал, давай его поругаем вместе! – подстрекает нахалка.

Вообще-то, манипуляторские способности детей безграничны. Не знаю, что у них там с развитием мыслительной активности, но использовать слабости взрослых они умеют с самого раннего детства. Мои, например, все про меня знают.

Что меня можно «уболтать»:

— Белка, иди сюда, я тебе что-то дам.
— Что?
— А что ты хочешь?
— Две конфеты!
— Нет!
— А одну?

Что меня можно растрогать:

— Мама, купи мне щенка!
— В квартиру нельзя!
— Мамочка, щеночка! Такого мааааленького! – голос становится все тоньше и почти прерывается, но глаза внимательно фиксируют изменения в выражении моего лица.
— Нет…
— Мамочка, он будет мой, только мой! – ручки прижимаются к пухлым щекам. – Такой маааленький! Такой миииииленький! БЕЗЗАЩИТНЫЙ!!!

Меня, наконец, можно рассмешить:

Укладываемся спать. Бек у стенки, я рядом, перекрывая все возможности уползти на свободу. Притворяюсь спящей. За окном лает собака. Он тут же садится на кровати.
— Сабачька ает…- тоненьким голоском. Я молчу. Он плюхается обратно.
— Сабака гавкает! – это уже басом.

Ну и, конечно, из меня можно вить веревки, напомнив, что

— Маленькая миленькая мама, ты моля и только моля! – это мантра маленького Бека.

— Я только мамина, а мама моя! – это уже Белка.

Но и это ненадолго. Потому что Бек, который давно уже перестал быть милым маминым мальчиком, в ответ на заявление «мама моя» приносит конфету:

— НАША, БЕК, НАША!!! – тут же кричит Белка Беку, а он показывает ей диск со «Смешариками» — ТВОЯ БЕК, ТОЛЬКО ТВОЯ!!!

И за конфету и смешариков меня лишают всех иллюзий разом ((((

СПОРТЗАЛ: ЗА И ПРОТИВ

10 причин, которые могут заставить меня пойти в спортзал:

1. Собственный муж, рядом с которым Отелло – ребенок, перестает ревновать в принципе.
2. В магазине продавщица, окинув тебя оцениваюшим взглядом, предлагает померить необъятную вещь и говорит, что есть и на размер больше.
3. Тонкий каблук на новых туфлях ломается сразу, жалобно застонав и не выдержав нагрузки.
4. Подруги автоматически исключают тебя из разговоров о красоте, так как в твоем случае уже ничего не поможет, кроме липосакции.
5. Знакомые, которых ты давно не видела, с опаской спрашивают перед встречей «а ты сейчас какая?»
6. Тактичные знакомые мужского пола просят подруг «скажите ей, чтобы она это больше не надевала».
7. Бестактный 777ТТТ спрашивает «когда ты на себя в последний раз в зеркало смотрела» и ехидно интересуется, «сколько ты весила, когда я тебя 7 лет назад перед загсом встретил?»
8. А самый тактичный Казик Басаев без комментариев присылает твою фотку той же семилетней давности.
9. Ты находишь новый зал, где не воняет резиной, большая раздевалка, новые душевые кабины и полное отсутствие препротивных двадцатилетних девиц, которые думают, что им надо похудеть.
10. Тебе кажется, что если ты похудеешь на 10 кг, ты помолодеешь на столько же лет.

10 причин, по которым я через неделю могу расстаться с этой идеей:

1. Ты худеешь, но не молодеешь.
2. В зале вместо противных малолеток обнаруживаются тетки с животами, животиками и следами былой красоты, которым уже ни один тренажер не поможет, и ты судорожно пытаешься сообразить, насколько они старше тебя и старше ли вообще.
3. В твой спортзал ходят посторонние особи мужского пола, которые, стоит только отвести от них подозрительный взгляд, начинают рассматривать тебя в самых проблемных местах, завернутых в пояс «вулкан». И это — невзирая на заверения тренера, что «здесь никто ни на кого не смотрит».
4. Притаскивая по утрам на работу не только себя, но и сумку со всеми физкультурными необходимостями, со всей очевидностью осознаешь, что вся эта сомнительная идея – это издевательство над собой, любимой.
5. Ты окончательно понимаешь, что спортзал – это тяжелая физическая работа, за которую никто не платит.
6. Народ начинает спрашивать «ты что, влюбилась?» и внимательно следить за выражением твоего лица.
7. Результат почему-то не очевиден никому, кроме тебя. И лучшая подруга на вопрос «я толще вот той девушки в джинсах 46 размера?», отвечает «чуть-чуть» с ужасно лицемерным выражением лица.
8. Несмотря на все страдания, ты все равно не влезаешь в самый большой размер в своем любимом магазине. И после этой очередного горького разочарования тебе в очередной раз объясняют, что «еще больше не шьется».
9. Все знакомые, несмотря на количество такта, продолжают шуточки на тему твоего веса, несмотря на то, что тебя все меньше и меньше.
10. В муже периодически просыпается Отелло, окидывает тебя оценивающим взглядом и засыпает вновь.

Кто должен говорить с народом?

Мы домолчались, досиделись, добоялись, топрогибались.

До того, что то, о чем думает в Осетии каждый первый, о чем говорят на улицах, в офисах, на кухнях и во дворах, начали озвучивать дети.

До того, что эти дети собрались и пытаются решать те проблемы, от которых мы все прятались все эти годы. После 92, после Беслана, после маршрутки, после каждого из судов над террористами.

Двадцатилетние мальчики потребовали обеспечить безопасность Осетии. Они хотят увидеть и услышать своих руководителей. С ними никто не хочет говорить.

«У этой девушки чуть пупок не развязался, да кто она такая, чтобы здесь выступать?», — сказал генерал Сикоев. Сама девушка сказала про себя: «Я гражданка, осетинка, патриотка». И, согласитесь, реплики младших достойнее, чем реплики старших.

Я не понимаю, почему для руководителей республики неочевидно, что эти люди сегодня – это и есть народ Осетии. А что может быть важнее, чем говорить со своим народом, который пережил только что страшную трагедию, который хочет задать вопросы своим лидерам, который хочет, в конце концов, убедиться, что у них эти лидеры есть?

Да, мы все ждем сегодня, что наши лидеры скажут нам о том, что они собираются защищать интересы своего народа. Да, мы ждем от них главных слов, которые позволят нам жить дальше, не бояться, сплотиться, идти вперед. Мы все еще не услышали этих слов.

Я считаю, что это не просто неправильно – то, что сегодняшних ребят останавливали грузовиками с ОМОНом. Я считаю, что это преступная ошибка. Потому что если завтра что-то случится с кем-то из этих ребят, виноваты будут те, кто не посчитал нужным с ними сегодня говорить. С молодежью должны говорить старшие. Лидеры. Те, которые сумеют повести их за собой. Те, которым они поверят. Те, которые и станут настоящими лидерами Осетии.

И эти несколько сотен ребят – это не никто, это не «балаболы» и «бездельники». Это лучшие из нас, хотя бы потому, что они еще способны действовать, не бояться и искать ответы на свои вопросы. И, видит Бог, как нам нужен сегодня Настоящий Лидер.

Я знаю.

Я знаю, что надо делать, чтобы прекратить теракты в Северной Осетии. Надо закрыть на въезд республику для гостей из Ингушетии.

И я знаю, кто это должен сделать. Президент России Дмитрий Медведев, который сказал, что с преступниками не может быть перемирий и компромиссов.
Если, конечно, у федерального центра есть хотя бы гипотетическое намерение прекратить террористическую войну против гражданского населения Северной Осетии.

Такое решение совершенно логично: все теракты в Северной Осетии совершают ингуши. У террористов, конечно, нет национальности, но фамилии и место рождения у них имеются. И эти фамилии известны. Как известны и маршруты — через административную границу.

И если наши соседи запоют о своем праве свободно передвигаться по территории своей любимой родины – России, им можно ответить тем, что у осетин тоже есть право – на жизнь.

У нас у всех есть право не хотеть быть превращенными в кучку кишок, размазанных по асфальту. И право защищаться. И право требовать очевидных решений от власти.

Почему бы на время не перенаправить поток обратно? Кто жаждет общения с родственниками – пожалуйста, на свидание в Ингушетию. Почему ингуши едут в Осетию, едут в Осетию, едут в Осетию??? Автобусами, маршрутками, автомобилями? Осетины же не едут в Назрань и Магас?

И этот злополучный КПП-105, через который опять проехали террористы. Хватит делать милиционеров козлами отпущения «ах, они опять не досмотрели!», а надо дать им право заворачивать всех, кто им не нравится. Просто из профилактических целей. И из таких же профилактических целей выставить еще один КПП с теми же полномочиями – между Владикавказом и Майским. И не надо мне напоминать о правах человека, когда есть такое понятие как карантин. Не все ингуши террористы, но практически все террористы – ингуши, во всяком случае, в Осетии. Значит, ингушей, направляющихся во Владикавказ, надо проверять так же, как меня проверяют, когда я прихожу на мероприятия с участием федеральных чиновников. Я, кстати, не обижаюсь. Вот и ингуши пусть не обижаются. Факты, понимаете. Регион 06, террорист из Экажево, КПП-105.

Я ни на секунду не обвиняю всех ингушей в причастности к бандподполью. Но, увы, милиционеры на КПП, через который во Владикавказ каждый день рвутся сотни ингушей, не умеют на взгляд различать террористов. Они как все. Единственная опознавательная черта на КПП-105 – национальность. Следовательно…

А вообще-то, хорошо бы с этой инициативой выступить ингушскому президенту. Ради сохранения межнационального мира. И ради того, чтобы ингушские террористы без национальности прекратили взрывать осетинских детей и женщин.

Принцев нет

Принцев нет. Они притворяются.

Вот мой сурррррогат, например, оказался «Солнышком». Нет, надо же! Вместо принца – солнышко! Именно такое обращение я обнаружила на днях в его смс-ках. Увы, дальше «привет, солнышко» продвинуться не удалось. В прыжке, достойном Тарзана, солнышко выхватило у меня свой телефон, быстренько прочитало послание и тут же его удалило. Очень мне тут стало обидно за классику жанра. Потому что этот сюжет просто обязан был завершиться поеданием надушенного письмеца всухомятку, а не банальным тычком пальца в сенсорный экран.

Дальше коварное солнышко состроило честную физиономию и предложило мне ознакомиться с смс-кой от Мишки, утверждая, что именно она — последняя. Когда номер не прошел, солнышко сказало: «Это от Виктории Николаевны, она просит переслать ей список уполномоченных организаций…».

Неее, это не принц. Принц с ходу бы придумал, на что должны быть уполномочены организации! А солнышко стормозило. Зато тут же догадалось пойти в атаку: «Ты же мне тоже свои смс-ки читать не даешь!». Ха! Да он внимательно прочитывает в моем телефоне даже спам-рассылку магазина «Этти дети», пытаясь обнаружить зашифрованное послание! А если бы он заподозрил, что там действительно есть, что почитать, он бы жизнь положил на охоту за моим бедненьким телефончиком!

Да ну их, этих принцев. Солнышки намного, намного забавнее. Ну кто еще станет носить телефон с собой везде-везде, а в машине подкладывать его под попу? Не понимая при этом, что телефон под попой – это сигнал к тому, что надо при случае внимательно изучить список исходящих вызовов и выяснить, наконец, кто такая этот Урузмаг Цховребов. Как я забавлялась, когда солнышко не умело пользоваться журналом в Нокии! Это такая коварная опция, которая сохраняет информацию об удаленных соединениях. Вот где было поле для анализа! Почему этот Коля удаляется молниеносно, а другой честно красуется в принятых вызовах? А что это за приемная СФ, которая шлет смс по ночам? Красота! Не выдержала, раскололась – очень уж хотелось наглядно доказать свое техническое превосходство…

А какая жалость, что солнышку надоели «Одноклассники»! Вот где можно было спокойно написать диссертацию об их (солнышков, в смысле) девиантном поведении! Только солнышко самого высокого уровня может одновременно обсуждать в «Мире детства» достоинства разных подгузников и строчить послание Маргарите из Урюпинска о том, как он одинок наедине с гитарой на вершине Казбека.

Но самая классическая история про солнышек, увы, не моя. Тому солнышку позволяется до определенного момента развлекаться, при этом он каждый раз наивно полагает, что делает это не под присмотром любящей половины, а в полной тайне. Когда история достигает своей кульминации, солнышку устраивают чистку мозгов. А солнышко с облегчением отвечает: «Да, пупсик, скажи ей, пусть оставит меня в покое!».

В общем, много позитивного и жизнеутверждающего в общении с солнышками. У них есть только один недостаток – они излишне подозрительны, потому что судят по себе. И, опять же, хорошо знают все уловки людей, которым есть, что скрывать. Поэтому неопытный юзер однозначно не сможет утаить от них даже самого невинного флирта )))))

ВЗРЫВЫ НА ШПИЛЬКАХ

Работа в новостной журналистике избавила меня от целой кучи разнообразных фобий: страха грозы, землетрясения, квартирных воров и неизлечимых болезней. Я поняла, что жизнь намного страшнее, чем мне всегда казалось, и жить стало как-то легче. Объяснить себе, почему наступило это самое «легче», я затрудняюсь до сих пор, потому что все ужасы с экрана телевизора прочно переместились в мою собственную жизнь.

Считается, что корреспондент лишь наблюдает за развитием событий, а не является их участником. Однако журналист не может отгородить себя от трагедий, смерти, терактов и увечий, ведь мы живем с опасностью, разделяем ее, чтобы о ней узнали остальные. И для нас картинки на экране уже никогда не станут такими же плоскими, как для тех, кто смотрит их дома по вечерам.

После первого «отработанного» теракта я узнала, где находится мой желудок. Боль пришла с осознанием того, что в течение 7 часов, как хорошее передающее устройство, я находила, выпытывала, собирала и передавала информацию о смерти людей, даже не позволяя себе задуматься об этом.

Потом, после других терактов и ЧП, стало очевидным, что такие боли – сигнал о том, что работа окончена, и я начинаю осознавать произошедшее не как отвлеченный наблюдатель, что теперь до меня может дойти весь ужас случившегося. А до этого момента на чувства нет времени. Надо передавать новости, фиксировать все, что происходит, плохое или хорошее, и делать это быстро.

Специфика событий в Осетии заставляет журналистов, работающих на мировые и российские СМИ, говорить о плохом, слишком часто — только о плохом. Черный репортерский юмор: «Что нового? – Взрыв! – Это хорошо. А жертвы есть? – Нет. – Это плохо!», слишком похож на реальную жизнь. Меня часто спрашивают: «Как ты можешь все это видеть? Неужели тебя не волнует, что происходит? Ты не чувствуешь, ни сопереживаешь? Ты же женщина».

Мне кажется, что журналистика – это одна из немногих профессий, которую нельзя назвать «мужской» или «женской». Разве что профессиональное взросление проходит по-разному. У нас — от ковыляния на шпильках с развевающимися волосами, специально уложенными по случаю выхода на задание, до приобретения удобной обуви и сумки, в которую помещаются диктофон, телефон, фотоаппарат, аптечка, большая и маленькая телефонные книжки, зарядное устройство, упаковка батареек, справочник «Кто есть кто?» и десяток блокнотов.

Забавно наблюдать за потрясенными иностранцами, которые получают кратковременный мозговой коллапс от одного вида наших начинающих журналисток, выглядящих как фотомодели. «Какие-то у вас журналистки недостаточно грязные», — примерно так сформулировал свои впечатления знакомый корреспондент из «Таймса».

Но эта болезнь быстро проходит, и вся разница полов часто сводится к тому, кем является источник информации – мужененавистником или женоненавистником. Про большую часть местных «ньюсмейкеров» все хорошо известно – от этого и зависит, как и кому звонить, кто будет задавать первый вопрос – серьезный молодой человек или симпатичная девушка.

Хотя, наверное, надо признаться, что маленькие «женские» нюансы в нашей профессии есть. Как-то трудно представить себе мужчину-журналиста, который вот уже много лет испытывает панику, входя на базар. И не столько от страха, что рынок вместе с ним взлетит на воздух, сколько оттого, что это может произойти, а он не взял с собой телефон и, соответственно (разумеется, если выживет) не успеет первым сообщить эту НОВОСТЬ. Мужчинам такие профессиональные деформации не грозят хотя бы потому, что они обычно носят телефоны в карманах брюк.

У моего сына есть железная аксиома на все случаи жизни: «мальчики интеллектуальнее девочек». А еще, как показали мои родительские наблюдения, мальчики всегда бегут туда, где громко, грязно и опасно. Девочки, с точностью до наоборот, таких мест не любят, предпочитая собственное причесанное отражение в зеркале.

Первый импульс мужчины, которого ночью разбудил звук взрыва неподалеку, пойти и посмотреть, что случилось. Естественное желание женщины – покрепче закрыть дверь и никого не впускать и не выпускать. Профессиональная обязанность журналиста – быть первым там, где что-то взрывают.

Только вот как-то так получается, что на настоящие взрывы прибегают и прилетают из разных частей света в основном женщины. Нас все больше «в поле» и все меньше «в ящике» в роли дикторов. Объяснить это за свою, женскую, половину я могу только одним: на месте происшествия все-таки не так страшно, как дома, перед экраном телевизора…

Мой принц

— Мама, не кочу про Машеньку, расскажи пло плинца!

— Про кого? – я соображаю, про какого такого принца моя двухлетняя Белка хочет услышать, потому как вредных сказок дочке еще не рассказывала.

— Про плинца, про плин-ца! Мама, ну про ПЛИНЦА!

Что делать? Принц подкрался незаметно, и я на ходу попыталась произвести подмену понятий, правда безуспешно.

— Жил-был Маленький принц. Он был добрый, милый и очень веселый. – Дальше непроизвольно начинается поток сознания. – Он искал свою принцессу, такую же маленькую, добрую, милую и веселую…

И тут я вижу в глазах этой Крохи ОЖИДАНИЕ! Она знает, что будет дальше! У нее выражение глаз как у юбиляра, который уже давно получил постановление о вручении медали, а сейчас его должны позвать на сцену! И вдруг… секундное замешательство…

— Мама… а я веселая?

— Ну… да.

— Мама, Я ПЛИНЦЕССА!!!

Все, я самолично испортила ребенку, жизнь! Нет, срочно надо добавить в историю жизненности!

— Принц искал свою принцессу и не мог ее найти… Она была далеко… — судорожно придумываю хэппи-энд без этого дурацкого принца.

— Сейчас поищем плинца, — похоже, для моей дочки это уже второстепенные детали. Главное, что принц есть, а она принцесса. Она бодро вылезает из кроватки и отправляется на поиски.- Плинц, где ты? Где же мой плинц? Может, на балконе?

Все. Осталось выяснить, откуда взялся этот нежданный гость. Все просто – из Шрека. Вредоносная идея про принца и принцессу живуча до безобразия, поэтому можно не сжигать бедную Золушку на костре )))

Скифам пора поучиться кланяться

Курорт мирового уровня Мамисон перестает быть фантастикой и понемногу завоевывает себе право считаться масштабным прожектом. А с учетом того, что все эти супер-презентации уже подкрепляются и деньгами, можно даже помечтать, как оно будет.

Итак, ведущие туроператоры мира, воспользовавшись услугами своих лоббистов на площади Свободы, заполучили и тут же продали все 10 тысяч мест туристам, жаждущим Мамисона. И вот уже «гости со всего мира», прибывают в международный аэропорт Беслан, затмивший с помощью федеральной целевой программы аэропорт Хитроу, и по идеальным автобанам мчатся навстречу самому горному воздуху в мире. Навстречу гостям выходят Азау и Азамат в форменной одежде, сшитой на Ирафской швейной фабрике, и…

Дальше мой мозг кипит и выдает вместо фантастических реалистичные картинки. Азау (как вчера продавщица в магазине) презрительно морщится и говорит самому жаждущему свежего воздуха туристу: «Не возникай тут!». И повторяет эту чудную фразу на английском, немецком, французском, арабском и китайском языках. Ей это не трудно, у нее три высших образования. Азамат, пытается гостеприимно взмахнуть рукой, но вместо этого хватает ближайшего туриста за пуговицу и жарко шепчет ему на ухо: «Ты чё, китаец? Так вы от нас, скифо-сармато-аланов, произошли! Не гони, не китаец? А кто? В натуре, англичанин? А ваш Лондон это осетинское название, ты чё, не знал?»

Мамисон – это, бесспорно, замечательно. И один из главных плюсов проекта – создание рабочих мест. Если только на обслуживание этого курорта не придется завезти и поселить в окрестностях колонию турков.

Очень внятная и четкая по этому поводу позиция у главы республики. Говоря о перспективах Мамисона, ТДМ говорит: «Нам надо научиться кланяться». «Хватит, как горные орлы стоять на пустой скале и пищать, что мы скифы», — говорит он. А еще убедительно рассуждает о том, что люди не хотят работать. «Вакансии у нас есть, безработица у нас есть, а тунеядцев нет. Куда делся этот генотип?», — спрашивает глава республики. Собственно, сам же на этот вопрос и отвечает, указывая на мужчин, которые «в майках гордо сидят днем на скамейках перед домом, а потом Малахова смотрят, как им лишний вес сбросить». И вот тут ТДМ становится таким же фантастом как все мы, фанаты идеи гранд-Мамисона. Потому как ни за что не пойдет мужик в майке работать, забыв про свои скифо-сарматские корни!!! Это еще фантастичнее, чем то, что курорты Швейцарии опустеют, стоит только Мамисону распахнуть двери первой сакли (шале, бунгало и т.д.).

Тем более что у мужика в майке и бизнес есть, он нижнее белье продает. «20 лет назад вся Осетия сбежалась бы смотреть на такую мартышку», — уверен Мамсуров. Увы, сегодня, скорее, вся Осетия сбежится смотреть на Урузмага с крахмальной салфеткой через руку, который говорит «кушать подано».

Когда наш глава рассуждал на тему труда, мне казалось, что он последний осетинский романтик равенства и братства. Что ему не понять, почему народ не хочет работать и кланяться. Потому что он до сих пор живет в родительском доме без прислуги, а у его дочки спрашивают «сколько у Мамсуровых домработнице платят», когда она подметает улицу перед домом. Вот поэтому он и возмущается, что осетины «перед домом не подметают, а пищат, что они скифы». Он как будто остался в том времени, когда «все работы» были «хороши».

У нас уже давно все не так. У нас королевство кривых зеркал, когда даже в моей любимой «Зебре», где хотя бы стремятся к нормальному уровню обслуживания, кланяться частенько приходится именно клиенту, чтобы на него обратили внимание сотрудники печатного салона…

Хотя, скорее всего, это все тоже временно. И через поколение и в Мамисоне прекрасно будут трудиться горничными, официантами, мальчиками на побегушках и девочками на постирушках Фатимы, Аланы, Сарматы и Агунды.

Но только через поколение, потому что наше поколение ни за что не позволит своим детям остаться без высшего образования даже в обмен на хорошо оплачиваемую работу на свежем воздухе в Мамисоне. Ну разве что наши руководители подадут нам пример и отправят туда «кланяться» своих хорошо воспитанных детей, чтобы трудиться снова стало почетно не только в семье Мамсуровых… Но этого не случится.

И вот тут-то окончательно закончится период наивного осетинского капитализма, когда тетка в бриллиантах утром с Фаллоя ящики с мелким оптом на себе тащила в свой картонный комок, а вечером, почистив бриллианы рукавом, водила экскурсии коллег-владелиц комков по своему трехэтажному особняку с бассейном, сауной, спортзалом, зимним садом, пятью санузлами и кухней, где все домочадцы и живут.

В новой мамисонской реальности уже все будет понятно – где богатые, где бедные, где хозяева жизни, а где обслуживающий персонал. И это правильно, хотя бы потому, что честно. Потому что есть надежда, что кривые зеркала разобьются вместе с нашим лицемерием, с нашими свадьбами в кредит и похоронами, когда сумму в чемоданчик определяют в прямой пропорции от благосостояния семьи.

В общем, хватит рассуждать, что мы скифы, пора учиться кланяться.

Настоящая женщина

У моей дочки есть потрясающее платьице. Когда Белка гуляет в нем на улице, никто не проходит без улыбки мимо этой сардельки в кружевных оборках, и это ей очень нравится. Точно такое же я приобрела для своей крестницы Ники. Они с дочкой – ровесницы и подружки.
И вот мы идем гулять в парк. Дочка радуется предстоящей встрече с Никой и предвкушает карусельный марафон. И вдруг… Катастрофа! Очевидное-невероятное! Она видит СВОЕ платье на Нике. На ее лице написан УЖАС, ей это страшно не нравится! Ника радуется и поднимает платье, чтобы Белка могла сравнить и убедиться, что они одинаковые. Но подружка без улыбки игнорирует этот возмутительный факт. Точно такую же сцену, только с действующими лицами лет на 20 старше, можно увидеть где-нибудь на тусовке. Занавес.
Ну вот скажите мне, откуда в девочках это все берется? Раньше я была уверена, что от мам. Теперь на собственном опыте убеждаюсь, что откуда-то из другого места. Потому как моя двухлетняя дочка в качестве кумира выбрала точно не меня. Она фанатка моей подруги Нонны, потому что у нее есть «баслетики, сележки, кулонтик и колечки». А еще у нее есть сумочка с подвесочками, и ногти с блесточками, и туфельки с блестящей подкладкой. Все это без устали рассматривается и примеряется при встрече. Тут же выносятся собственные вешалки и требуется порция взаимного восхищения. Мама в этом празднике жизни не участвует, так как не соответствует заявленным высоким гламурным стандартам.
Особенно мне нравится, как моя дочь рассматривает фотографии. Она узнает меня на всех фотках, начиная со школьного возраста. Но там, где я получилась хорошо, особенно, если прическа в порядке, она безапелляционно говорит: «Нонна!»
Другая моя крестница Маша – тоже настоящая женщина. Они с сыном были парой на бальных танцах. Но если 6-летняя Маша явно обладала танцевальными способностями, то мой тогда 8-летний сын Бек был отдан на танцы после того, как на моих глазах запутался в собственных двух ногах и упал на пол.
Уже через пару репетиций подающую надежды Машу попытались переставить в пару к перспективному мальчику. Маша устроила скандал и отказалась. Своей маме она призналась, что «этот мальчик некрасивый, а у другого холодные руки». Через месяц репетиций она попросилась на конфиденциальный разговор с тренером. «Вот вы же говорите, что партнер должен вести в танце, не могли бы вы позаниматься с Беком, что бы он умел это делать, а то пока веду я», — попросила Маша. 6-летняя женщина выбрала себе партнера и решила сделать его таким, каким он должен быть в ее представлении. И, самое поразительное, она делала это незаметно для объекта, чтобы не ущемить его мужского достоинства! Кстати, мой сын научился-таки танцевать вальс, правда, умеет он это делать только с Машей, которая каким-то образом угадывает его ошибки и просто повторяет их вместе с ним, незаметно возвращаясь к правильному рисунку. Другие партнерши при первой же его ошибке, которая обычно случается где-то на втором шаге, тут же останавливаются и начинают возмущаться. Что-то мне подсказывает, что во взрослой жизни соотношение таких «Маш» и «остальных партнерш» сохраняется.
И еще одна история про Машу. Как-то мне подкинули одновременно ее и дочку подруги – одноклассницу моего сына. Одноклассница с высоты своего третьего класса долго игнорировала Машу, а та спокойно терпела. Но надо знать Машу и понимать, что это не ее амплуа! Она дождалась вопроса, когда Александра, только еще мечтающая о бальных танцах, спросила у Бека, с кем он танцует. Этот взгляд и этот тон надо было видеть и слышать! «Со мной», — сказала Маша и умудрилась посмотреть сверху вниз на девочку, которая была две головы выше, да еще сидела на барном стуле. Занавес )))
К чему я это все? А, да, ищу ответа на вопрос, что делать с настоящей женщиной двух лет от роду. Белкин папа уже шипит, когда видит, когда девушка требует в обязательном порядке поставить ее на трюмо перед выходом на прогулку, чтобы убедиться, что все в порядке и можно «в свет».
И это только начало. А когда дойдет до приоритетов? У меня есть страшное подозрение, что девочке надо объяснять не про хорошее образование, а совсем про другие вещи… Но про образование я уже все придумала (((

ЧТО НАС ОБЪЕДИНЯЕТ?

Ответ на этот вопрос сразу выдало подсознание: ГОРЕ.

Мы часто говорим об этом, что нас может объединить только общая беда, угроза, война, ураган, ледник Колка и прокурор Колесников. И никогда – общая радость, общая победа.

Но даже в горе мы не изменяем себе: мы вместе только до того момента, пока не становится очевидно, что «жизнь продолжается». Вот тут-то мы и объединяемся… в группы.

Мы тут же делимся на дигорцев и иронцев, мусульман и христиан, на «Матерей Беслана» и «Голос Беслана», на Кокойты и «врагов народа», власть и властьненавистников, на «красавчиков» и тех, кто «мимо пробегал».

Беслан поделил нас на пострадавших и остальных.

Победа в Южной Осетии разделила ее героев на орденоносцев и изгнанных.

Дым «Электроцинка» разделил борцов с ним на большевиков и меньшевиков.

А мать, убившая педофила, разделила осетин на тех, кто на ее стороне, и тех, кто считает, что 4-летнюю девочку недонасиловали.

И даже выигрыши «Алании» кого-то ввергают в эйфорию, а кого-то заставляют хвататься за калькулятор.

Объединить нас может многое.

Любовь к нашим горам – если только их не распродадут до последнего камня и не наставят там заборов и шлагбаумов.

Любовь к нашим детям – если мы сумеем любить не только своих детей, но и чужих.

Любовь к нашей республике – если мы иногда будем думать о ней в ущерб себе.

Любовь к одним и тем же книгам, фильмам, героям – если у нас останется время обмениваться впечатлениями.

Получается, что объединить нас могла бы ЛЮБОВЬ, а объединяет только ГОРЕ. Такая вот национальная особенность (((

Весь мир буржуям мы построим!

Нееее… Это уже слишком. Мы, может быть, и быдло (а кто кроме быдла молчит, когда нарушаются все законы от УК до права придумывать себе нацию во время переписи населения). Но мы быдло с принципами и вкусом, поэтому не потерпим. Не потерпим поругания Проспекта.

Ладно, приватизировали осетины при должностях на троих исторический центр города и залатали его гранитными фасадами, чтобы каждый дармовой квадратный метр приносил по тысяче рублей арендной платы в месяц… Ладно, изуродовали московские осетины Набережную элитным домом, продемонстрировав свою ненависть к родному городу и пренебрежение к своим соотечественникам. Ладно, что новым осетинам нравится дачи строить так, чтобы памятники федерального значения были заперты у них на заднем дворе — не каждый доедет до Фиагдона – у кого машины нет, у кого на бензин не хватает.

Но проспект – это наше все! Как мы будем сидеть на лавочках и плевать семечки прямо на историческую мостовую Александровского проспекта. Как наши отпрыски будут ходить там в полуспущенных штанах и материться. Как бомжи по утрам будут просыпаться под фонтаном. КАК??? Как жить дальше, если какой-то горе-бизнесмен решил смастерить веранду около своего кафе и перегородил этой пристройкой весь тротуар?

Признаюсь честно, когда я увидела на проспекте приготовления к сооружению летнего кафе, даже обрадовалась. Безусловно, в центре, и особенно на проспекте, не хватает легких кафешек, к которым так быстро привыкаешь, вырвавшись за пределы родины. Но это безумное сооружение ничем не напоминает те кафе, которые являются неотъемлемой частью любого современного города.

А ведь именно о них вспоминают в мэрии, когда обосновывают свое разрешение на эту постройку. Вот тут самое время вспомнить и о нашем скифо-сармато-аланском вкусе! Да, нашу набережную уродуют домом, но аналогов ему не будет на Северном Кавказе! Да, в наших горах строят дома, но они составят золотой фонд новоосетинского китча! Так неужели мы потерпим этот дешевый пластик? И этих безумных — гипсовых, что ли, — бульдогов? Нееее, бульдоги – это уже слишком! И это после того, как народ с трудом переварил беззубых барсов и беспородных птичек на мостах, а они-то хоть почти бронзовые…

Но нет, народ не молчит! Народ возмущен! Нас лишили возможности ходить по родному тротуару проспекта! И это тогда, когда по проспекту носятся машины, и никто не может с этим ничего поделать! Да этот бизнесмен не только оскорбил наши эстетические чувства, надругался над горожанами, он и на жизни наши покушается!?

Ну, ничего. Я верю в силу нашего административного ресурса. Архитекторы выступят, общественность вмешается, руководство республики скажет свое веское слово. Я думаю, что, выполняя генеральную линию по демонстрации любви к родному городу, нелепую веранду уберут. Возможно, это случится ближе к осени, когда она уйдет сама. Печально то, что этим все и закончится. Поборют отдельно взятого бизнесмена на отдельно взятом кусочке исторического Владикавказа. Никто же не станет, в самом деле, сносить дом по 70 тысяч квадратный метр или ссориться с уважаемым судьей из-за каких-то древних развалин?

Только не надо спрашивать, куда в этом городе смотрят мэры? Как это куда? Шаталов пристраивал по всему городу уродливую плитку. Пагиев строил фонтаны. А Дзантиев пальмы сажает.

ГЛУМИТЬСЯ НАД ТРУПАМИ

Побывала я недавно с классом сына на экскурсии по местам Боевой Славы, которая завершилась на Аллее Славы во Владикавказе. До этого момента меня разговоры о неуместности захоронения на Аллее двух невинно убиенных мэров как-то не волновали, хотя бы потому, что о мертвых либо хорошо, либо ничего…

Но ЗАЧЕЕЕЕМ? Зачем было закапывать бедного, царство ему небесное, Виталия Караева между Исса Плиевым и Бибо Ватаевым??? За какие заслуги? Ладно с ними, с заслугами, но там же третий ряд есть, где закапывают в порядке общей очереди, почему не там? Ну, например, после Алана Борадзова, которого я так же обнаружила на Аллее славы.

Казбек Пагиев захоронен скромно, но со вкусом, где-то посередине. И это неправильно. Судя по дефициту элитных кладбищенских мест, можно смело прогнозировать, что эта троица – первые, но не последние просто чиновники, которые по последнему блату закопались на Аллее. Среди ныне здравствующих, или их родни, наверняка найдутся еще желающие. И, следовательно, процесс следует упорядочить: разбить аллею мэров, аллею зампредов правительства и всяких разных руководителей.

Ну, чтобы дети их с ГЕРОЯМИ не путали. А то бедная экскурсовод, чтобы вывернуться из неловкой ситуации, поступила следующим образом: она просто сделала вид, что памятника Караеву нет. «Сразу за Исса Плиевым на Аллее Славы захоронен наш выдающийся артист Бибо Ватаев», — рассказала она детям. А потом начала рассказывать об Ирбеке Кантемирове, Зарифе Бритаевой, Георгии Тедееве и других выдающихся людях, старательно избегая вопросов о том, а кто похоронен под самыми помпезными плитами, чьи фамилии выбиты самыми золотыми буквами? Детей можно понять, они спрашивали то, что видели. Ведь прочитать фамилии большей части ребят, погибших в 92 году, они не смогли, потому что на их маленьких надгробьях буквы выцвели и уже не читаются…

Когда-то, чтобы избежать требований о захоронении на Аллее Славы слишком большого количества людей, был принят соответствующий республиканский документ, в котором указаны ограничения на захоронения. Надо быть заслуженным-перезаслуженным, чтобы получить на Аллее квадратные метры на общих основаниях. Или, как обычно, иметь нужные выходы, которые, собственно, требуются с первых шагов выдающихся людей по родной земле.

Ничего нового, путь выдающегося осетина прям и однозначен: родиться он должен, желательно, в Москве, или, в крайнем случае, у определенных акушеров. Посещать он должен сад Интеллект и пятую школу. Учиться на юрфаке. Деньги черпать из бюджета. Знаки отличия получать за всех своих подчиненных сразу. Премии тоже. Жить на Набережной в доме, который испоганил лучший вид Владикавказа. Дачу построить в Фиагдоне, и чтобы обязательно тоже что-нибудь испоганить, например, Цмити. Быть похороненным на Аллее Славы. Точка.

Судя по количеству на Аллее Славы свежих могил (прямо как на настоящем кладбище) с малознакомыми именами, похоже, весь Мемориал Славы через определенное время превратится в благоустроенное элитное кладбище, содержание которого будет оплачиваться из бюджета города. И вопрос будет лишь в том, кого закопают ближе к Плиеву? А мест там вокруг, конечно, еще много, но все же они ограничены. Так что, крутись-вертись, бабка, а похороны завтра)))

А Я КАК ДУРА…

А я как дура тут сижу, пока он там с ней развлекается – скорбно думает жена, которая все знает, но предпочитает не замечать.
А я как дура тут его развлекаю, пока она там сидит – возмущенно думает любовница, которая все замечает, но ничего не знает.
Поздравляю с любовным треугольником.
И компромиссы невозможны, потому что на войне как на войне, любовь зла и в ней каждый старается сам для себя.
Компромиссы невозможны, но именно на них строятся любовные треугольники, потому что всем троим есть что терять, а слабое звено выбывает первым.

МИФ ПЕРВЫЙ: ЛЮБОВНИКИ ОТ СЛОВА ЛЮБОВЬ

Наверное, все без исключения женщины, от самых домашних куриц до самых законченных стерв, родом из того розового девичества, когда кажется, что принц прискачет на белом коне и обязательно окажется, что именно тебя он ждал всю жизнь. Во всяком случае, обручальное кольцо на его пальце сценарием не предусматривается.
Однако в реальной жизни, чем старше ты становишься, тем меньше вокруг прекрасных принцев и больше женатых мужчин. Какое-то время табу «с женатыми не общаться» еще действует, но со временем как-то оказывается, что вокруг огромное количество пар, которые вовсе и не пары, а трио или даже квартеты.
Узнаешь, что эти милые люди, которых ты считала образцом супружеских отношений, которые во всех компаниях вместе и неразлучны, в другие компании ходят уже с законными супругами, и там они тоже образцы. А другая классически счастливая супружеская пара вовсе не так счастлива, как кажется, потому что жена только и думает о том, как разделаться с соперницей. А еще одна пара разваливается, потому что муж, несмотря на всю любовь к жене и детям, не может преодолеть тяги к коллекционированию новых девушек и может позволить себе их содержание. И таких пар большинство, таких мужчин и немного реже женщин много.
Но это все не любовь – это любовный марафон, в котором нет пострадавших, а результат часто засчитывается в виде приобретенных материальных благ. И это не любовницы – сожительницы, содержантки, увлечения, партнерши – как угодно, и все достаточно жизненно и безвредно.
Страшнее другое – когда это любовь, когда нужен только он единственный, когда кажется, что можно украсть хоть несколько дней счастья и не стать той самой «проклятой разлучницей» и потом вернуться в обычную жизнь, когда оказывается, что треугольник затянул надолго, если не навсегда.
И, почему-то, случается это обычно с хорошими девочками, которые, строго по правилам, «с женатыми не общались». А потому оказались не привитыми от этого лживого, эгоистичного, изворотливого племени женатых мужчин, которым безумно нравится жить втроем, и которые никогда от этого удовольствия добровольно не отказываются.
Табу на связь с женатым мужчинами – это не столько дополнительная гарантия стабильности для официальных супруг, сколько предохранительный клапан для тех, кто может попасть в треугольник. И обычно оказывается так, что вторым помощь куда нужнее, чем первым.

МИФ ВТОРОЙ: ДОБРАЯ ЖЕНА И ЗЛАЯ ЛЮБОВНИЦА

Принято считать, что жена – чудное, праведное, безобидное и беззащитное существо, которое, невзирая на невзгоды, хранит семейный очаг и свое негаснущее чувство к законному супругу, а любовница – фурия и исчадие ада, аморальная и корыстная особа, польстившаяся на святое. Конечно, бывает и так, но чаще именно обманутая жена, которая уже давно не любит, а просто терпит, а иногда и от души ненавидит мужа, изо всех сил цепляется за свое положение, а любовница просто любит и именно поэтому находится в этом самом незавидном и уязвимом положении. При этом мужчина просто по определению не может понять ни одну из них и делает обеих несчастными, зато с упорством, достойным лучшего применения, пытается сохранить статус-кво.
К сожалению, женщины счастливы, только владея предметом своей страсти единолично и безраздельно, а мужчины – имея много предметов страсти в автономном плавании. И в таком случае ты либо отказываешься от естественного стремления к идеалу (читай, штампу в паспорте сначала о разводе, а потом снова о женитьбе), либо вступаешь в неравный бой с привычкой, обычаями, предрассудками, сплетнями, вступаешь и… обычно проигрываешь.

МИФ ТРЕТИЙ: «ДОРОГАЯ, СКОРО МЫ БУДЕМ СОВСЕМ ВМЕСТЕ»

Очень часто любовный треугольник начинается с обмана. Со спрятанного в карман обручального кольца, душещипательной истории об отсутствии родства душ и обещания, что теперь «только ты единственная женщина в мире», а совместный быт с другой – это досадное недоразумение. В здравом уме трудно понять, как можно верить во все это больше семи календарных дней, но тысячи влюбленных женщин делают это годами.
И не надо утешать себя надеждами, что так виртуозно врать и совершать такие подлые поступки не мог бы даже последний негодяй земли, не то, что человек, заслуживший твою неземную любовь. Если нужны аргументы «за», вспомни о собственном преступлении – посягательстве на чужого мужа, и об оправдании – любви, которой все покорно. А у него любви в два раза больше, так что пожалеть мужчину надо, который разрывается буквально на части. Увы, именно в то, что он разрывается, верить категорически не хочется, поэтому все любовницы без исключения верят в сказку «дорогая, скоро мы будем вместе».
Между тем, если бы женщины могли бы избавить ся от инстинктивного стремления к выходу замуж, как апофеозу великой любви, а мужчины от такого же инстинктивного желания врать, даже когда от них этого не требуется, не было бы ни обманутых жен, ни разочарованных любовниц. Или же каждый в треугольнике знал, по каким правилам играет. Но, увы, женщинам нужна ясность, а мужчинам – интрига.

МИФ ЧЕТВЕРТЫЙ: ЖЕНА ВСЕ УЗНАЕТ ПОСЛЕДНЯЯ

Позиционные войны, которые годами ведутся в треугольниках, заслуживают описаний на страницах военных хрестоматий. Жены делают вид, что они ни о чем не знают, любовницы делают все, чтобы они обо всем узнали, а мужчины лавируют и смертельно обижаются, если их обвиняют в двуличии.
В этой ситуации жена и любовница часто оказываются в одном окопе, а по другую сторону баррикад бывает мужчина. Потому что женщины мыслят категориями любит-не любит, бросит-не бросит, должен-не должен, и понять, как можно обманывать так виртуозно и долго, как от этого не устать, не запутаться и не сойти с ума им очень сложно.
Ни одна любовница и ни одна жена не сможет отказаться от соблазна посмотреть и поговорить с соперницей. И обычно они прекрасно осведомлены друг о друге. В итоге и жена, и любовница единым фронтом выступают против главного героя, который в этой истории обычно является и главным негодяем, и главным идиотом, и главной жертвой.
А потом они одновременно приходят к мысли о том, что ни один мужчина в мире не стоит жизни втроем и той битвы титанов, которая разворачивается внутри треугольника. Тем более что приз в результате достается победительнице изрядно потрепанным в бою и полностью утратившим романтический ореол настоящей любви.

МИФ ПЯТЫЙ: ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА

Любовник – это тот человек, расставаться с которым необходимо на самом взлете чувств, чтобы не было горько и больно за напрасно прожитые годы. Если связь задумывалась как развлечение, уходить надо, когда начинаешь делать вещи, которые в нормальном состоянии и в исполнении подруг вызывают лишь недоумение или сочувствие. Если же это любовь, и дальнейшей жизни без ее объекта не предполагается, то все безумные поступки надо совершать, даже не задумываясь, потому ты все равно все это проделаешь, но испытывая всевозможный внутренний дискомфорт.
Думать надо до того, как становишься третьей. После этого нужно либо рвать отношения, либо действовать. И, прежде всего, научиться называть вещи своими именами. Это умение выручает в любых трудных жизненных ситуациях, а в треугольнике оно просто необходимо.
Конечно, можно, оставаясь одной, пока герой романа исполняет семейные обязанности, рассказывать себе, что он не супер-приз и, в общем-то, и не особенно тебе нужен, ну разве что на пару вечеров в неделю. Маниакально повторять мантру о том, что ты не разбивательница семей, что женщина не должна делать несчастными чужих детей, и что ты даже в страшном сне не вышла бы за него замуж. И никогда не признаться даже самой себе, что ты уже все это сделала в тот самый первый раз, когда еще можно было остаться чужими людьми и контролировать ситуацию, которая теперь уже не контролируется и подчиняется только эмоциям.
Или же признаться самой себе, что ты больше всего на свете хочешь разбить чужую семью, увести чужого мужа, и плевать тебе на все, что будут говорить окружающие.
И тогда появляется выбор. Или оставаться вечной любовницей, ведь такие отношения длятся годами, или пользоваться всем арсеналом любимой женщины и пилить, терроризировать, шантажировать и выкручивать руки. (Тем более, это единственное, чего по-настоящему заслуживают заботливые мужья и пылкие любовники в одном флаконе). И тогда выясняется, кого он любит на самом деле, потому что любимая женщина, что бы ни думали про себя мужчины, может быть только одна.
Главное — это заставить их выбрать, потому что из-за природной жадности они никогда не сделают этого сами. И тогда ты сможешь перебраться из ледяной избушки в лубяную, съесть зайчика и стать единственной женщиной в его жизни, забыв на радостях, что оставляешь вакантным собственное место. Но это уже совсем другая история…

ПРОСТЫЕ ИСТИНЫ

Они возникли в Осетии как будто из ниоткуда. Два монастыря – мужской и женский. Монастыри, про которые батюшка Ипполит, по чьему благословению они строились, говорил в настоящем времени, когда их не было вовсе, и даже представить себе было трудно, что такое возможно.

Потом монастыри появились – домик на ж/д путях в Беслане и домик по соседству с фарниевским огородом в Алагире. И так же трудно себе было представить, что эти две горсточки мальчиков и девочек смогут… не построить, хотя бы просто устоять на том пути, который они выбрали.

А они все смогли. И устоять, и построить, и собрать вокруг себя людей.

Я не знаю ответов на вопросы, кем были осетины и кто они сегодня, я не сильна в богословии, я все время сомневаюсь и многое в религии, которую выбрала для себя и своих детей, предпочитаю не замечать, потому что не понимаю или не принимаю.

Зато я знаю, зачем нужны монастыри Осетии.

ЧТОБЫ понять, как это нормально – здороваться с незнакомыми людьми и отвечать на их улыбки.

ЧТОБЫ почувствовать, как приятно ходить по чистым дорожкам и видеть вокруг ухоженные клумбы, а не мусор под ногами за пределами монастырской ограды.

ЧТОБЫ вспомнить, что такое детская радость, глядя на скачущих в траве кроликов.

ЧТОБЫ осознать, что даже попытка относиться к окружающим по-доброму делает мир лучше.

ЧТОБЫ стесняться того, что «в миру» для нас норма жизни.

ЧТОБЫ задуматься на минутку о вечности и на эту же минуту ухватить настоящий смысл нашего бытия.

ЧТОБЫ увидеть улыбку матушки Феодосии и понять как это, когда улыбка освещает и согревает.

Вы спросите, а где же здесь Бог и религия? Получается, съездила на релакс и подышала свежим воздухом. Не знаю. Но говорят же, что Бог в каждом из нас. И если мы под каждодневной шелухой находим вдруг в себе зачатки совести, чуточку любви, стремление к доброте и неожиданное желание быть лучше, а не благополучнее… Может это и есть шаг на дороге к Богу?

В гостях у матушки Нонны я наконец-то перестала жалеть о той безумно талантливой девочке – Наташе Багаевой, которая могла совершить так много… И совершает так много для каждого из нас каждый божий день…

Как становятся защитниками Отечества и врагами народа

«Мое уголовное дело», — говорит Олег, проезжая мимо поворота на Алханчурт на 9 километре от Владикавказа.

Олег – это Олег Тезиев, который в сентябре 1991 года создавал оборону Цхинвала, в январе 1992 года провел первый референдум о независимости Южной Осетии, в августе 1992 года подписал Дагомысское соглашение. А после августа 2008 года был переведен официальным и независимым Цхинвалом из категории «защитники Отечества» в категорию «враги осетинского народа».

Но вне зависимости от категории, неизменным в этой истории остается одно: если случится война – на севере или на юге, неважно – я знаю, что он сядет в машину и рванет на передовую. Знаю я и другое. Он даже не вспомнит в этот момент о том, что эта машина может понадобиться мне для того, чтобы вывезти нашу дочь «в тыл». Меня это качество возмущает. Так же сильно, как восхищают рассказы о тех временах, которые я слышу от разных людей, которые были свидетелями его поступков в 90-х.

Южная Осетия, июнь 1992 г.
Мне срочно нужен премьер, — сказал командир расквартированного в Южной Осетии вертолетного полка Алексей Востриков, проходя мимо охраны в кабинет. — Наши передали грузинам Ахалкалакский укрепрайон!
— Что там? – спросил Олег Тезиев.
— Оружие, очень много тяжелого оружия. Танки, самоходки, грады. А что есть у тебя?
— Только автоматы и пулеметы, которые я купил у ингушей.
— Отсюда выводят усиленный батальон МВД. Вас здесь покрошат, это конец.
— Надо втягивать Россию.

Олег шел по темному городу и думал над этими словами Алана Чочиева, которые повторил в разговоре с Алексеем, и с которыми до сих пор не хотел соглашаться. Но людей оставалось все меньше. Каждый день были артобстрелы, каждый день погибали люди. Бойцы теряли тыл, отправляя свои семьи на север. «Это последний шанс удержать республику» — сказал он себе. Рано утром, обгоняя транспорт с беженцами, машина Тезиева летела во Владикавказ.

Он вспоминал, как первый раз в жизни ехал по этой дороге на юг. Сегодня многие в родном Владикавказе были уверены в том, что он кударец. А на самом деле он впервые попал в Цхинвал год назад. Тогда в его владикавказской квартире раздался ночной звонок в дверь. К нему приехал четверо южан, лишь одного из них он знал по службе в армии.
— Ты нам нужен, нас прислал Знаур Гассиев, — сказал Руслан Бестаев.
— Если ничего не сделать, через два месяца мы все будем здесь, — добавил Басмач.
Тогда наутро они уехали в Южную Осетию впятером. Через неделю на заседании Верховного Совета он уже был назначен командующим югоосетинскими вооруженными силами.

Владикавказ, 1992 год
Я вынужден идти на крайние меры, другого выхода нет, но нам нужны камазы — сказал Олег Сергею Таболову.
— Камазы будут.

9 километр
К армейским складам в районе Алханчурта приближалась толпа возбужденных южан. Среди них было много женщин. Они громко кричали и вели себя агрессивно, требовали оружие. Из леса за происходящим наблюдал небольшой отряд из 7 человек, полностью вооруженных. Когда охрана выбежала навстречу толпе, люди обступили их и практически отрезали от входа.
— Пора. Сбоя быть не должно, — и вооруженные кударцы моментально оказались на территории части.
Здесь они блокировали штаб и обезоружили офицеров. Один из офицеров пустил сигнальную сирену, но Игорь Кокоев сбил ее автоматной очередью.
— Со всех сторон наши люди, вооруженные пулеметами, мы готовы на все, — сказал Олег замкомандиру части. – Нам нужно оружие.

К базе подъехало 14 камазов с прицепами, оружие грузили несколько часов. Между тем информация о захвате складов оружия распространялась по республике, к Алханчурту подтягивались добровольные помощники. К середине дня подъехала машина с депутатами и чинами из МВД.

— Вам надо немедленно отсюда уходить, оставьте все оружие. – Олег Тезиев не понял, кто сказал эти слова. Лица Кантемирова, Сикоева, Хохоева сливались в одно. В бешенстве от того, что на севере не хотят даже знать, что происходит в 200 километрах от них, он передернул затвор ручного пулемета.
— У вас тридцать секунд на то, чтобы исчезнуть отсюда, потом я стреляю по ногам.
— Да он сумасшедший, он бы начал стрельбу, — спустя десять секунд сказал депутат Верховного Совета, оглядываясь в заднее стекло автомобиля на стремительно удаляющуюся базу.

К тому времени, как все камазы были загружены, дорога на выезде из части была блокирована североосетинскими омоновцами.
— На дороге с двух сторон БТРы, стволы в нашу сторону, что будем делать? – спросил Игорь Наниев, занимая пассажирское место в одном из камазов.
— Будем прорываться, вариантов нет, – ответил Олег, выставляя в окно головного КрАЗа ствол ручного пулемета.

Прорываться не пришлось. Когда большегрузы пошли по дороге, командиры ОМОНа Гозюмов и Каллагов взяли под козырек и пожелали удачи. На ближайшей заправке отказались брать деньги за полную заправку. В это время подъехали очередные черные Волги.
— Олег, я руководитель этого района, все надо бы вернуть, — сказал коренастый чиновник.
— А как ты себе это представляешь?
— Ну тогда Уастырджы де мбал!

И машины пошли на юг.

ВЛАДИКАВКАЗ, 1992 год, десять дней спустя.
С товарного двора сегодня будут вывозить самоходки, их отправляют в Ростов, — сказал Сергей Таболов.
— Что, республика остается неприкрытой? – понял Олег.
— Есть правовое основание их отсюда не выводить — верховный совет принял решение о невыводе до окончания конфликта, но их увозят.
— Интересно…

Людей собрали быстро. Сложнее было с механиками, но и они нашлись среди сочувствующих. На товарном дворе собралось около 200 человек. 12 самоходок, полностью заправленных соляркой, уже стояли на платформах. Люди полезли туда, они заняли всю территорию.

Тут возник генерал.
— Ты же понимаешь, нам терять нечего — что тут убьют, что там, здесь хоть похоронят, — миролюбиво пояснил ему Валерий Хубулов.
— Вы забираете российскую технику, — захлебнулся от возмущения генерал.
— Ничего подобного. Во исполнение решения Верховного Совета Северной Осетии – экспроприируем, — ласково пояснил Олег Тезиев.
— Только через мой труп, — сопротивлялся генерал.
— Хубул, нам трупы российских генералов нужны?
— Нет, — и генерала аккуратно отнесли в сторону.

Самоходки пошли с интервалом в 15 метров через центр Владикавказа на Алагир. Тезиев ехал на машине впереди. Подъехала машина генерала Суанова.
— Что вы делаете? Надо поговорить, едем в Народный фронт.
В Народном фронте народ начал давить, что самоходки надо отдавать.
— Придет прокурор и спросит где самоходки…
— Русские от нас отвернутся, надо отдать…
— Придется вернуть, что ли, — даже Хубул начал сомневаться.
— Вы боитесь за эту территорию, но если мы потеряем ту, мы потеряем и эту, — сказал Тезиев. – Люди нас не поймут, если я сейчас все верну. Пусть едут до Алагира, к утру я их разагитирую и верну, а сейчас их никто не успокоит…

Алагир прошли практически не останавливаясь, только заправились соляркой, которую организовал Сергей Таболов. Без единой поломки самоходки довели до Джавы непрофессиональные водители. Это было невероятно.

СОЧИ, 24 июня 1992 г.
А через две недели было Дагомысское соглашение — самоходки стали-таки поводом привлечь внимание России.

— Ну, ты доволен? – спросил президент России Борис Ельцин у Олега Тезиева под звон бокалов с шампанским.

ВЛАДИКАВКАЗ, 1992 г.
Потом было уголовное дело. Никто из участников не согласился дать показания. Даже депутаты и чины из МВД. Кроме одного.

ВЛАДИКАВКАЗ, 2009 г. Стыр Ныхас.
Делегация из Южной Осетии совместно с североосетинскими патриотами рассмотрела вопрос о поведении Олега Тезиева, который вредит Южной Осетии, пороча ее президента.

ЦХИНВАЛ, 2009 г. Парад Победы.
По главной площади республики прошли те 10 самоходок.

А для чего нужны ДРУЗЬЯ?

Когда-то в детстве я приняла на веру аксиому, что ДРУГ в жизни бывает только один. Тот, который главный, настоящий. Многие годы меня мучила мысль – а кто же из моих друзей НАСТОЯЩИЙ? Их получалось больше одного – крути ни крути.

А потом в жизни я встречала много ущербных людей – у них не было НИ ОДНОГО друга. Так, приятели были, подружки по интересам, в общем, друг на временной промежуток, а потом еще один, и еще… У многих из этих людей было много чего – бизнесы, карьеры, интересы, а вот друзья как-то не случились. Таких людей мне очень жалко.

Еще одну аксиому про друзей я на веру уже принимать не стала – про то, что друзей противоположного пола не бывает. И правильно сделала. Правда, из противоположных мне удалось после изменения семейного положения отстоять только часть.))) Причем, с боями. Некоторые из них перестали быть моими друзьями, а стали друзьями мужа. Ну да ладно, главное, что добро из семьи не ушло.)))

Опровергнута моим опытом и аксиома о том, что плохой родственник лучше хорошего друга. Глупости это. Хотя бы потому, что друзей мы выбираем, в отличие от родственников. Именно подружки в тяжелые времена верно ходили ко мне в гости с килограммами колбасы и сыра, делая вид, что проходили мимо и страшно проголодались.
Именно подружка в те же времена сделала вид, что ее дети срочно нуждаются в высокооплачиваемом домашнем тренере по шахматам, а доверить нервных крошек она может только мне. А другая подружка придумала мне работу, продемонстрировав недюжинную фантазию и поделившись, я так подозреваю, собственной зарплатой. О той зарплате я с грустью вспоминаю до сих пор.

И еще одна аксиома не выдержала проверку временем. Что друзья появляются только в юности. У меня, во всяком случае, друзья появляются на каждом этапе моей жизни. А старые не теряются. Даже если мы не видимся годами. Есть афоризм о том, что если мы впустили в душу друга, даже потерявшись, он оставляет в твоей душе свой пустой стул. Такой стул есть и у меня.

Главная подруга у меня, кстати, тоже есть. С которой мы умудряемся видеться регулярно даже несмотря на четверых детей на двоих. Но как же каждую из нас не любит муж другой! Они-то понимают, что мы знаем про них ВСЕ – ведь все их проступки и проступочки являются предметом скрупулезного обсуждения! Правда, не любят тайно – попробовали бы они это показать!

С этими друзьями одна проблема – я ВСЕГДА забываю поздравить их с Днем рождения. Но мои настоящие друзья знают об этой моей особенности и не обижаются. Еще они не обижаются, когда я обещаю, но не прихожу в гости. За это они тоже могут мне «напрокладить». Я, конечно, обижусь, но)))))))

Так для чего НУЖНЫ друзья? Да ни для чего, просто, чтобы были. Ну, и, разумеется, чтобы в жилетку поплакать, денег занять, труп закопать, свадьбу сыграть, чай попить, детей завещать, долго не звонить – пока что-то не понадобится, чтобы обещать все время и не делать…. Да мало ли для чего нужны друзья…

Вот 777 ТТТ у меня в основном специализируется на генерировании гадостей в мой адрес, правда?)))))))))))))))))))

БОСАЯ, БЕРЕМЕННАЯ И НА КУХНЕ

Говорят, что это злые мужчины придумали такую формулу полного порабощения женщины. А я вот иногда думаю: может, это сами женщины вывели-таки формулу женского счастья?

Раз босая, значит, полы с подогревом. Раз беременная, значит, со здоровьем все в порядке, жилплощадь и семейный доход позволяют. Раз на кухне, значит, домохозяйка, которой доступны все женские радости типа фитнес-салон-кафешка-шопинг-чаепития с подружками.

Хотя, конечно, возможен и другой вариант. Босая – потому что носить нечего, беременная – потому что очень хочется материнский капитал получить, а на кухне – потому что муж, свекровь, свекр, две золовки, пять детей и шесть племянников все в одной комнате сидят и ужин требуют…

Зацепила-таки. Эта тема про феминизм. Там у нас где-то в обсуждениях про женщин, которые на шеях у мужчин, бедненьких, сидят, их кровно заработанное тратят, халявщицы противные. А я-то всегда думала, что все мужчины мечтают, чтобы жены дома сидели, детьми занимались, обеды им готовили. А женщины рвутся в свет. А теперь как же? Что-то я совсем запуталась.

Итак. Имеем вопрос. Как там у нас в обществе сегодня складываются отношения между женщинами, мужчинами и работой? Собственно, в этом вопросе и заключается весь феминизм по-осетински. Современная женщина это та, которая делает все, что положено патриархальной, но еще и деньги зарабатывает. Несовременная – это которая делает, но зарабатывает мало. Есть еще очень современная – которая зарабатывает – или не зарабатывает, а в дому у нее няньки-домработницы работают.

Почему-то у нас часто проскальзывает пренебрежительное отношение к тем женщинам, которые не работают, вернее, работают домохозяйками. На самом деле труднее работы нет. Это стойкое мнение женщины, которая имеет опыт работы и с 9 до 6, и в режиме нон-стоп, и на нескольких работах сразу. Недавно мне пришлось поработать на полный рабочий день домохозяйкой – врагу не пожелаю.

Эта работа, я считаю, должна оплачиваться государством, как любая другая. Думаю, если экономисты подсчитают все выгоды – начиная от сокращения на содержание детских садов, на лечение в больницах детей, теряющих здоровье без должного присмотра мам, на содержание части недосмотренных малолетних преступников в колониях, — это окажется для казны не так уж накладно.

Со стороны всегда виднее, как говорил классик, большое видится на расстоянье, поэтому, слушая своих подруг, рвущихся из декретов в пампасы, то бишь, на работы, мне совершенно очевидно, что главная работа, когда есть дети, дома. Так нужна ли женщинам, в идеале, работа вообще?

Не буду брать крайние случаи, когда без этой конкретной женщины республика, по ее мнению, и дня не проживет, или когда на ее зарплату учительницы плюс репетиторство, живет вся семья во главе с главой семьи.

Я про других женщин, у которых есть более-менее свобода выбирать образ жизни.

Про тех, которые работают на своих никаких работах и получают свои никакие зарплаты просто потому, что так принято, так веселее жить, и, в конце концов, на работе можно отдохнуть от дома. Глядя на выросших уже, не всегда удачно, детей таких женщин, я понимаю, что мудрее, наверное, было бы все же сидеть дома, а мамонта предоставить мужчине.

Дальше – больше. У нас теперь особо в почете женщины самостоятельные, самоокупаемые, желательно имеющие свой бизнес. А я вот, например, на дух не переношу эту новую прослойку женщин: этакие маленькие бизнес-вумен. У нее свой магазин-кафе-салон-журнал на папины-мужа-друга деньги созданные, в лучшем случае, сами себя и частично вуменский прикид окупающие, никому не нужные, кроме самой вумен. Между тем, у нее дома дети с няньками, муж с мамой, а она сама рулит по городу, создает аварийную ситуацию на дороге, лопается от самомнения, да еще и насаждает дурной вкус своим самостоятельно подобранным ассортиментом и т.д.

Есть среди бизнес-вумен, разумеется, и не маленькие, а вполне даже серьезные, типа магазина «Книги» на Маркуса и т.д. Этим, конечно, отдельный респект за то, что они не остались дома борщи варить. Но их тоже исключим, как отдельный редкий вид.

Нет, это не зависть. Завидую я другим женщинам. Тем, у которых хватило ума не валять дурака с аспирантурами, гитарами и идеалами, а в 20 лет выйти замуж, родить спокойно всех своих пятерых детей, поселиться с ними за городом и получать удовольствие от наблюдений за тем, как они растут. А в 40, когда дети уже уезжают из дома, эти женщины начинают работать в свое удовольствие, находя применение всем своим дипломам, заочно приобретенным промежду прочим. Но таких мало, потому что девочек правильно надо воспитывать. Вот узнать бы как…

P.S. Перечитала и развеселилась. Недели через две снова напишу на эту тему и буду очень убедительна, доказывая, что любая уважающая себя женщина должна состояться в профессии, а домашний труд унижает человека. Вот только настроение изменится)))

Лекарство от стресса

Хочу признаться – люблю дамские романы. Они помогают жить, как плитка шоколада. Когда все хорошо, как бы и не нужны, зато в стрессе помогают отделаться легким испугом. Своеобразный такой легкий гипноз: принц придет, дети родятся, богатство свалится, враги сдохнут, тебе повезло, что ты безработная дурнушка – ведь все вышеперечисленное случается только с ними…

Признаваться в чтении «макулатуры» в мягкой обложке, как и в просмотре сериалов – моветон. Девушка из высшего общества смотрит Кустурицу, читает Кастанеду и слушает джаз. Любой другой набор типа Голливуд – Устинова – Киркоров не канает.

На самом деле, количество людей, заявляющих, что терпеть не могут детективы, и никогда не опустятся до того, чтобы свернуть из любовных романов кулек для семечек, прямо пропорционально количеству их читающих. А тех, кто действительно не пропускает ни одну новинку современной литературы, так же мало, как тех, кто дома в одиночестве сервирует себе жареную картошку и ест ее ножом и вилкой.

Кстати, прослыть литературоманом очень легко. Во-первых, необходимо выучить набор, которым пользуются другие маны: Джойс, Кафка, Павич — десятка имен вполне достаточно. Далее выбрать себе пару неизвестных лауреатов малоизвестных премий. Собственно говоря, если это совершенно неудобочитаемо, можно даже не читать – вряд ли в высшем литературном обществе Владикавказа вам встретится истинный знаток. И если вдруг случайно ваш высоколитературный разговор выскочит за рамки десяти изученных культовых писателей, смело переводите разговор на своих темных лошадок. Примерно таким образом: «о да, раннего того, кого вы не знаете, мне напоминает – тут вставляем имя вашего кандидата. Вы читали, разумеется? Ну конечно, это же премия неизвестно кого!» И начинайте обсуждать те две страницы, которые удалось одолеть. Уверяю, разговор мгновенно умрет естественной смертью, потому что ваш визави не захочет признаваться в том, что не читал лауреата та-а-кой премии.

У меня есть маленький тест на Алана Черчесова. Недавно моя знакомая сказала дословно следующее: «Читаю Черчесова, дошла до 50 страницы, кажется, уже вчитываюсь». Про нее я точно знаю, что она не просто подержала последний роман Черчесова в руках в книжном магазине, а на самом деле читает его, что знакома и с первыми двумя его книгами. Потому что в Черчесова надо именно вчитаться. И рассказывать о том, что он читается запоем, также неправдоподобно, как утверждать, что «Заводной апельсин» – легонькая мелодрама. Его можно читать не отрываясь, но залпом интеллектуальное чтиво не поглощается.

Но, собственно, речь как раз о чтиве неинтеллектуальном. Признаваясь в любви к легким романам, скажу, что по пальцам могу пересчитать те случаи, когда приобрела таковой в магазине. Пара Устиновых, пожалуй, да пара Марининых. Зато по рукам эти книги ходят и весьма ценятся – разживешься у кого-нибудь такой книжкой и бессонная ночь не страшна. А потом и отдать следующему любителю не жалко.

К сожалению, это невинное увлечение – поглощение увлекательных книжек — может кому-то заменить действительность. Здесь необходимо помнить, что единственный честный дамский роман всех времен и народов – это «Джейн Эйр». Хотя бы потому, что у дурнушки (как и положено) Джейн к концу романа не отрастают ноги и не обнаруживаются огромные фиалковые глаза. И достается супер-приз героине только благодаря тому, что быть таковым перестает, а превращается в калеку. Такая вот правдивая дамская история.

Хотя в реальной жизни однажды я встретила даму, которая вышла замуж за Принца. Фамилия у ее мужа была такая. Принц пришел и полюбил сорокалетнюю разведенную женщину, в одиночку воспитывающую сына в бедной постсоветской стране, бывшей республике Средней Азии. Теперь она госпожа Принц и выбирает страну, в которой хотела бы провести следующие 5 лет со своим мужем дипломатом. По всем правилам жанра, у них маленькая дочка, совершенно очаровательное существо. Жизнь интереснее романов послесвадебными подробностями: трехлетняя девочка, которая при другом раскладе могла бы строиться в очередь за гуманитарной помощью, осваивает три языка – с папой немецкий, с мамой русский, а с братом узбекский, который ей особо пригодится, когда она, по семейной традиции Принцев, станет дипломатом…

Я люблю дамские романы, но их надо уметь читать. Это делается по диагонали: немного сюжета, немного диалога и обязательно мимо описаний. Иначе, вместо релакса придется напрягать фантазию, чтобы представить себе «мятежную юную красавицу в соблазнительно-смелом лимонном туалете, с потемневшими глазами цвета Эгейского моря и губами как розовые лепестки». Представили? Это какой же диагноз у человека, который это написал, и у человека , который это читает! Обнять и плакать…

зОйчик решает задОчу

К финалу года мы с моим первоклассником пришли с умением складывать столбиком (все остальные навыки уже были вложены в его многострадальную голову, дабы попасть в нашу элитную школу), отломанным кусочком одного из пяти уже имеющихся на тот момент коренных зубов, небольшим симпатичным неврозиком (сформированным в знак протеста против самого факта необходимости учиться)  и мечтой жизни – уничтожить в пытках Ломоносова.

 

Не думайте, что далее последуют сетования на то, что империалисты уничтожили лучшее в мире советское образование, директор – взяточник, а учителя – недоученные профаны.  Образование, как оказалось, даже несмотря на усилия Сороса, живо, директор, говоря о том, что надо раз в месяц сдавать 30 рублей на охрану, выглядит так, что его хочется утешить, а учителя,  как минимум, знают больше нас.

 

Но обучение ребенка, как объясняют на первом же собеседовании в школе, – процесс, в котором участвуют не только преподаватели, но и родители. И вот здесь первоклассника может  подстерегать опасность в лице любящих пап, мам, бабушек и других высокообразованных членов и друзей семьи. Например, в моем случае, все, кроме сломанного зуба и умения решать примеры в столбик, – дело рук любящей матери, имеющей даже как бы педагогическое образование.

 

                          ПОДГОТОВИШКА

 

Уже имея собственный родительский опыт, я с ужасом вспоминаю, как восхищалась тем, что в Москве есть школы интеллектуального развития грудных детей. Тоба-тоба! С рождения ребенка скупая в отделе интеллектуальных игрушек магазина ТЮХЭ все, что там появлялось, я доразвивалась до того, что само только словосочетание «развивающая игра» может отвратить моего сына от любого занятия.

 

Из подобных занятий он неожиданно полюбил только шахматы, и то, как оказалось, исключительно потому, что не подозревал о том, что шахматы – это гимнастика для ума. Как только кто-то из взрослых, умиленных таким хобби,  просветил его, к предложениям сыграть партию ребенок стал относиться с большим подозрением. «Мама, это оказывается, очень сложная игра, мне придется мыслить, так что давай сыграем в Чапаева», — сказал он.

 

Но нельзя сказать, что все старания пропали даром. Например, получив в союзники телерекламу, я все же смогла привить ребенку любовь к конструкторам, которые, как известно любому читающему спецлитературу родителю, развивают не только фантазию, но и мелкую моторику пальцев, что очень важно для формирования речи.

 

Мои воспитательные успехи на этом поприще оказались столь велики, что детка теперь играет только конструкторами. Но, являясь, как и все дети 21 века, жертвой рекламы, признает он исключительно конструкторы ЛЕГО. А они, видимо в знак торжества интеллектуального развития ребенка, способны пробить катастрофическую брешь в любом бюджете – покупать их можно бесконечно, огромными сериями, а новинки появляются два раза в год, о чем заботливые изготовители оповещают ваше чадо в толстенных рекламных каталогах, на которых мой, например, с удовольствием демонстрирует свое умение читать. Собственно говоря, каталоги ЛЕГО – это единственное чтиво, которое он потребляет с удовольствием и добровольно.

 

Итак, семь лет спустя после получения на руки в роддоме индивидуального объекта для демонстрации воспитательных талантов, я поняла, что успела совершить ряд ошибок, некоторые из которых исправлению уже не подлежали.    

 

Как, например, чтение книг  для беременных, в которых в подробностях описывался весь воспитательный процесс с рождения ребенка. Именно из этих книг начинающие родители узнают о существовании французской методики обучения чтению с 2-х месяцев (3-месячные дети, кстати, обучению уже не подлежат) и кубиков Зайцевых (с которыми возникают проблемы у самих родителей, но подразумевается, что дети должны складывать их уже с рождения). А так же полилингвальных аудиокурсов параллельного  изучения китайского и хинди для младенцев.

 

Что касается злоупотребления дошкольным обучением, то здесь на собственных ошибках можно хотя бы чему-то поучиться.

 

Во-первых, я поняла, что не стоит выбирать кружки для ребенка, даже если вам кажется, что вы все знаете лучше него. Как это ни странно для родителей, но уже в 4 года дети обычно знают, чего хотят. И если ребенок хочет драться, то никакие восторженные крики тренеров о том, что в их гимнастической группе талант, не удержат его долго вдали от секции каратэ. А пока тщеславные родители с трудом будут это осознавать, им придется пройти через истерики, притворство и просто плохое настроение чада, не желающего отправляться на тренировку.

 

Хотя обычно даже такой опыт активных родителей не обескураживает. «Драмкружок, кружок по фото, а мне еще и петь охота» — это их девиз. И встречаются обычно такие сверхзаботливые мамы, бабушки или няни подобных родителей в одних и тех же обязательных местах: садик «Эрудит», подготовительная школа «Солнышко», секция теквандо у Авета, кружок шахмат у Бясовой, ансамбль «Маленький джигит» и как финал-апофеоз – измученный малыш становится одним из 55 учеников 1«Ж» класса гимназии №5.  А предметом обсуждения в вестибюлях перечисленных заведений становятся обычно разговоры о тех талантливых детях, которых с 3-х лет по кружкам не таскали, в школы раннего творческого развития не водили, в пятую школу 56 учеником в класс всеми правдами и неправдами не устраивали, а они… оправдали ожидания родителей. И это все, заметьте, на полном серьёзе говорится о семилетних детях.

 

Самый замечательный семилетний мальчик из тех, кого я знаю, мечта любой самой придирчивой матери, посещает кружок рисунка и аппликации. По собственному выбору, кстати. Что  не мешает ему быть лидером класса, отличником, активистом и номером один в школьных концертах. Мама этого чуда обычно на попытки узнать секреты ее воспитания машет руками и говорит, что дома детей направляют только в том, чтобы они не делали ничего плохого. Хорошему они учатся сами.

 

ПЕРВОКЛАШКА

 

            Выбор школы, достойной будущего первоклассника – это тема отдельного разговора. Хочу сказать, что идеальной школы во Владикавказе не существует, есть только лидеры и аутсайдеры топ-листа, со сравнительными характеристиками которых хорошо знакомы все родители, отдающие детей в школу. Обычно, если только вы не относитесь к числу вменяемых людей, не долго думая, отдающих детей в  ближайшее учебное заведение, приходится использовать все имеющиеся знакомства и предварительно обучать ребенка всей программе начальной школы, чтобы добиться желаемого.

 

С такой вот фундаментальной подготовкой и мы записались в школу. Готовились к знаменательному событию тоже фундаментально.

 

Было составлено меню, включающее полезные и питательные блюда с высоким содержанием белков и фосфора. Проведены воспитательные беседы о приоритетном значении образования в жизни современного человека и распределены обязанности домочадцев.

 

Костюм был итальянский. Ради его покупки пришлось перекроить месячный семейный бюджет. К костюму прилагался галстук – естественно, самовяз. После трех вечеров, убитых над книгой «Домоводство», я научилась завязывать его не простым узлом, который для нас, первоклассников, не комильфо, а двойным косым. (Это сделало меня на время профнепригодной, потому что, вместо того чтобы по долгу службы дословно записывать умные речи высокопоставленных людей, я с презрением рассматривала их дурно повязанные галстуки). И само собой, имелись итальянские же рубашки всех классических, а так же особо актуальных в том сезоне оттенков.

 

Картинки на обложках тетрадей были выбраны с учетом постулатов из трудов дедушки Фрейда, стрижка с полосками сделана в «Солнышке», туфли куплены в «Baby lucky», рюкзак в «Лиге чемпионов». Обычной была только цена букета из голландских роз (обычной для первого сентября, разумеется). Мы были полностью морально готовы и экипированы, чтобы грызть гранит науки!

 

В сопровождении всех членов семьи, увешанных камерами и фотоаппаратами, наш первоклассник отправился в светлое будущее. Сначала печальная участь постигла шикарный букет, который был закинут на двухметровую кучу еще более шикарных букетов прямо у входа в школу. Потом оказалось, что в целях безопасности линейка проводится в актовом зале, а туда все жаждущие родственники не поместятся, поэтому «на одного первоклассника проходит один родитель».

 

Тут все родственники, не сговариваясь, показали пример поведения будущим школьникам, наперегонки ринувшись в актовый зал занимать места и образовав в узком коридоре пробку, через которую учителя под звуки школьного вальса были вынуждены по одному протаскивать виновников торжества.

 

После небольшой скоротечной драки за лучшие места для видео и фотосъемки пришло время родительского спича.  Оказалось, что учителя внушают страх даже при отсутствии риска схватить пару, и, несмотря на изменение статуса, взирают на нас неодобрительно, сомневаясь в наших умственных способностях. К концу учебного года я поняла, что ошибалась: сомневаются они только в умственных способностях наших детей, в отсутствии таковых у нас они просто уверены (учитывая обычное поведение родителей, надо признать, что не без оснований). Итак, учебный год начался!!!

 

Ребенок менялся на глазах. «То, что я делаю на переменах, это мое личное дело, не правда ли», — так изящно он указал мне на мое родительское место на периферии  его школьных интересов. Поцелуй перед входом в школу был отменен сразу. Учителя и друзья не обсуждались, вопросы о том, нравятся ли ему девочки из класса, выслушивались пренебрежительно и даже не комментировались. На итальянском костюме регулярно появлялись отпечатки ног – результат рейтинговой школьной игры «Куча мала».

 

Сама я в течение этого года тоже претерпела удивительные метаморфозы. Первым умерло ни разу не реализованное меню, которое свелось к готовым завтракам «Несквик». К концу первого месяца я перестала наглаживать стрелки на брюках от итальянского костюма. После первой четверти прекратила менять обложки на тетрадях из-за того, что они теряли блеск, и рассталась с мечтой о том, что родила гения. Дольше всего продержались рубашки и галстуки, но и они в результате естественного отбора были заменены на водолазки преимущественно темных тонов.

 

А потом я начала совершать ошибки, которые характерны для всех родителей, полных решимости сделать из собственного ребенка образованного человека, лишенного собственных изъянов.

 

По классификации родителей, которая негласно существует в школах, я относилась к группе невменяемых, потому что требовала от ребенка больше, чем его собственная учительница.  В результате мой сын начал менять ударную гласную А на О и писать декОбрь, мОрт, Опрель, мОй. Психологи с удовольствием объяснили мне, что это – протест.

 

Видимо в знак протеста в школьной тетради был написан и такой стишок-загадка:

 

Стройный, быстрый,

Рога ветвисты,

Пасется весь день,

Кто это?..

 

Нет, не олень. По версии моего сына, например, это зойчик – зверь такой, стройный и быстрый, с рогами. Друзья семьи утверждают, что у моего первоклассника отменное чувство юмора. А его дедушка тактично сделал заключение: «Лучше бы был просто отличником».

 

В конце учебного года я сдалась, и первоклассник торжествовал победу. Я перестала самолично присутствовать при каждом выполнении домашнего задания и только робко контролировала этот процесс по телефону. «зОйчик решает задОчу» – радостно сообщал мне объект контроля в ответ на вопрос «чем занимаешься».

 

Каникул мы ждали примерно с одинаковым нетерпением. Накануне последнего звонка за мои героические усилия на ниве образования мне был преподнесен подарок в виде следующего диалога.

 

  Мама, а кто придумал русский язык?

— В смысле?

— Ну, все эти правила, исключения…

— Ну… , — сказала я, судорожно роясь в памяти, — Ломоносов! Он написал трактат о современном русском языке, кажется…

— Вот бы его встретить!..

— Но он уже умер…

— Жалко… А то бы я его в пытках уничтожил!!!

 

Глядя на кровожадную физиономию первоклассника, я искренне радовалась, тому, что вовремя не вспомнила истинного основоположника современного русского литературного языка. Может быть, если я не вмешаюсь, мой сын еще полюбит Пушкина…

 

В собственное оправдание могу сказать только то, что другие родители тоже не радовали. Родительский пыл уменьшался обратно пропорционально желанию учителя видеть родителей. В начале года просто не верилось, что поток родителей, жаждущих знать все о подводных рифах школьного образования, может иссякнуть к старшим классам. Это произошло гораздо раньше. Толпы озабоченных родителей, в первой четверти готовых выполнять любую рекомендацию учителя и жаждущих эти самые рекомендации получать в любых количествах, к концу учебного года превратились в двух калек, которые неохотно являлись в школу по повторному зову.

 

По вышеупомянутой классификации существуют еще и такие разновидности родителей, как сверхобразованные, старательные, пофигисты, скандалисты и т.д. Самые удобные для учителей – это родители второй свежести. В роддомах существует термин – второродящие. Это все, кто не в первый раз. Этот же принцип применим и в школе – если у родителей уже есть школьник, они становятся способными  на более-менее адекватные реакции.  

 

На пути начального образования родителей подкарауливают бесчисленные трудности. Бабушка нашего первоклассника до десятого класса помогала своим детям вычислять логарифмы и решать задачи по физике, но с ним сдалась уже на этапе дошкольного образования. Полностью же морально уничтожены мы были где-то ближе к зимним каникулам, когда, уложив ребенка спать, всей семьей до полуночи безуспешно решали задачку из домашнего задания. «У тебя есть пары домино. Составь все возможные варианты, чтобы количество точек на этих парах было равно восьми. Почему количество вариантов меньше восьми?».

 

Утром я помчалась с учебником к знакомой, которая училась в математической школе при Бауманском институте. «Это же элементарно вычисляется с помощью сигмы», — объяснила она. «А без сигмы никак? — безнадежно поинтересовалась я. – Если попроще?». «Это комбинаторика – раздел высшей математики, и для вычисления количества вариантов существует специальная формула», — последовал ответ. Потом девушка-математик с увлечением знакомилась с нашим учебником и с восторгом сыпала терминами из высшей математики, поясняя некоторые задания. Зато я теперь точно знаю, что тот анекдот про студента, который за ночь собирался выучить китайский язык – это быль.

 

            Но главная трудность на мой взгляд – это суметь свести свое участие в обучении ребенка ровно к тому объему, который требуется от вас учителем — в первом классе это главное. Потому что настоящая первая учительница способна минимизировать вред от новомодных программ, понять и заинтересовать разных детей, и даже обезвредить обезумевших родителей. И, собираясь в первый класс,  надо выбирать не школу, а педагога. А потом слушать его, и желательно не проявлять излишней инициативы. Тогда, если, конечно, вы не относитесь к числу тех счастливчиков, чьи дети приходят домой, моют руки, обедают, сразу садятся за уроки, сами собирают портфель, а перед сном чистят обувь и гладят себе рубашку, вы сумеете без невосполнимых потерь преодолеть это страшное для родителей испытание – первый класс.

последний пост

Последний пост

Ну что ж, период совместной жизни с регионовским блогом закончился и у меня.

Я немало приобрела за это время. Нескольких врагов. Кучу обиженных. Виртуальных друзей. Замечательных новых знакомых в реале. Научилась стрелять (спасибо Фуаду за релакс). Научилась говорить «да пошли они на…» (вместо бессмысленных попыток объяснить, что не верблюд) про тех людей, которые меня не понимают. Определять тролей с ходу и тролить их в ответ. Я даже стала случайно скандальной и продажной — весьма ценный опыт в моей пресной биографии.

Мне хочется думать, что мы с регионом были взаимовыгодны. У меня была популярная площадка, у них оригинальный контекст. Этот пост написан не под влиянием порыва. Собственно, писался он по строчке уже давно, потому что планы на осень строились всякие. В какой-то момент личной обиды решила: все пишу и ухожу. Не написался, потому что выплескивать обиду на Регион, который подарил мне столько друзей и ни разу никак не вмешался в дела моего блога, было бы неблагодарно.

Регулярно хотелось уйти, когда доставал этот вопрос: что тебе надо и зачем тебе это надо. На минутку, у меня профессия такая. Врач 8 часов оперирует. Рабочий 8 часов стоит у станка. Учитель учит наших детей. А я 8 часов в день наблюдаю за системой управления и жизнью республики. Информацию систематизирую, с важными людьми общаюсь. Понятно, что знаю, вижу и, может, понимаю больше, чем другие, кто работает и новости читает раз в день. Поэтому моя работа — информировать их, когда они приходят домой. В смысле — моя сверхзадача. Потому что, строго говоря, моя основная работа в том, чтобы не проспать очередное ЧП в республике. Согласна, звучит неубедительно.

Теперь уже могу сказать — не в оправдание, а просто потому что уважаю и ценю тех, кто читал меня все это время, — ни за один пост в моем блоге мне никто никогда не платил. Да, мне пытались заказывать темы пару раз. Думаю, те, кто это сделал, в результате были не рады. Признаюсь, позволяла себе мелкое хулиганство, понимая, что мною пытаются манипулировать.

Да, я писала не на все темы, на которые могла и, наверное, должна была бы писать. Иногда я не писала даже о том, о чем очень хотела написать. Но меру собственной смелости и ответственности перед своими близкими мы же определяем для себя сами, правда? В любом случае, я ни за кого не пряталась и была, как минимум, искренней с вами.

Этот блоговый период, уверена, будет часто вспоминаться… Пережитыми эмоциями.

Самое большое разочарование — это борьба с ЭЦ. Как в капле воды в этом движении отразились все проблемы, пороки и привычки нашего социума. Результат — ноль на выходе и полное собственное нежелание мараться в этой теме. И еще понимание всего, что происходит вокруг этой кучи дерьма, убивающей нас каждый день. И как вывод — понимание того, что ни один из равнодушных к этой теме не может стать или считаться лидером нации. И как неконтролируемая эмоция — презрение к тем, кто спрятался от этой проблемы за ухмылками, деревьями и кондиционерами.

Самое главное — это то, что все получилось с благотворительными сборами. Все эти люди, которые перечисляли деньги больным детям, они спасали не только их жизни, они спасали еще и друг друга от уныния, чувства безысходности и бессмысленности жизни. Этот проект, безусловно, будет продолжаться на Регионе15, информационном партнере Русфонда.

Самая большая неожиданность — это слава))))) Вот к этим издержкам я точно не была готова. Словосочетание «популярный осетинский блогер» пугает меня до сих пор. Практика показала, что «популярные осетинские» становятся заложниками своей популярности и теряют право на собственное мнение, если не разделяют его с большинством читателей.

Самая лучшая вечеринка в реале получилась с Жанной и Фруктоежкой. Самой большой загадкой остался Горняк, которого я так и не вычислила. Самая легкая рука оказалась у Тедейы фырта — с его подачи удалось провернуть два нереальных дела из серии «богоугодных». Самый любимый мужчина — это Уаздан Лаг, хотя у меня есть страшное подозрение, что он — женщина, которая любит Амаду))) У меня появились на блоге за эти годы любимые комментаторы, их мнение было всегда очень важно для меня, вот этого мне точно будет очень не хватать. Наши «иностранцы» Фатя и Алан, которые никогда не забывали из своей другой жизни отозваться на наши просьбы о помощи. Я взялась перечислять сейчас всех любимых по именам… Но не стала, потому что вас, ребята, намного больше того «20 человек одних и тех же», как обычно пытаются принизить значимость регионовских читателей те, кого регионовское «общественное мнение» не одобряет. И еще. Я даже не могу передать, как я благодарна тем людям, которые сначала не доверяли, а потом поверили мне (привет, Андрей Кабисов).

Форма блога изжила себя для меня, к сожалению. Журналистика-таки убила во мне блогера. Хотя я даже не могу представить, как смогу оставить при себе свое субъективное мнение, привыкла же уже ядом брызгать. Но надо попробовать. Пока я дописывала несколько месяцев свой прощальный пост, ушел Сос, который верно приходил спасать меня от нашествия троллей, если что. Это простое совпадение, что мы уходим вместе — у него новая работа, у меня новый проект. Я даже не сомневаюсь, что незаменимых блогеров не бывает, поэтому буду с нетерпением ждать, чем удивят нас два Вадима (а удивлять они умеют).

И еще про Вадимов — Тохсырова и Дьяконова. Они настоящие профессионалы. Это я говорю как информационщик, работавший на чужой информационной площадке. В нашей профессии оставаться профессионалом и другом трудно, а иногда практически невозможно. У них это получается.

И самое последнее. Я хочу извиниться перед теми людьми, кого обижала в своем блоге. В интернете любое слово гипертрофируется и искажается. Со многими из тех, кто обижался, мы прояснили отношения в реале, но наверняка были и такие, кто просто промолчал.

И отдельно я хочу извиниться перед детьми и родными Алана Борадзова, которых очень задел мой пост об Аллее Славы. Он заслуживал совсем других слов — в этом меня убедила его дочь. А еще, общаясь с ней, я увидела, что детям очень важно, какая память остается об их родителях, наверное, даже важнее, чем то, какое наследство они оставляют. И пока это так, и пока у наших руководителей вырастают такие дети, каких воспитал Алан Борадзов, у нас, наверное, все-таки, есть будущее.

А вот теперь этот пост сам собой дописался с легкой руки Алана Салбиева, который со мной уже попрощался. Значит, пора. Да и в любом случае — 2 года для личного блога это уже неприлично много.

Пусть говорят!

Чего-то про мое любимое все забыли, а между тем у нас снова выборы. Второй тур. Заявления. Переносы. Подготовка. Прогнозы.

А что, собственно, нервничать? Простая арифметика нормализовала политическую температуру в обществе. Едро набрала свое большинство. Мандатов всего 70. Для принятия решений нужно 35. У них уже по результатам первого тура 37. Этого достаточно, даже если все остальные депутаты договорятся между собой. С конституционным большинством сложнее. Его у едро нет, да оно и не нужно особенно. Если, конечно, не считать первого заседания парламента, в котором должно принять участие это самое конституционное большинство, чтобы признать полномочия друг друга. Только после этого новый парламент становится легитимным, и уже может принимать и подписывать при любой явке и составе.

То есть единственное, чем может оппозиция выкрутить ручки едросам — это сдать мандаты, причем, вместе с коммунистами и справедливороссами. А это нереальный сценарий. Эссеры в нынешнем политическом сезоне такие няшки, а коммунисты, несмотря на грозные заявления, лают, но не кусают. Во всяком случае, представить себе Ахурбека Алихановича, бросающего мандат в Людмилу Харитоновну, я не могу. Патриоты говорят, что не признают результаты выборов, но депутатские удостоверения взяли… пока.

Так что ситуация под контролем. И никакие сливы в солидных федеральных изданиях позиций власти в Осетии не пошатнули, несмотря на откровенное противопоставление руководителя региона функционерам едро и назойливое упоминание того факта, что партия власти в республике ослабила свои позиции.

Тем не менее второй тур выборов — последний шанс выбить стул из-под ТДМ раньше времени. Если патриоты решатся на массовые беспорядки. А решиться на это они могут только в случае откровенного нарушения закона о выборах. Так что спусковой механизм — в руках устроителей выборов. Если они откажутся от каруселей и вбросов, то, конечно, потеряют все оставшиеся 11 мест, но зато не дадут возможности возмущаться.

Ну и остается еще третий хилый шанс — принятие бюджета на следующий год. Пока конституционное большинство не соберется на заседание парламента и не проголосует, бюджет принят быть не может, а это для региона ЧП.

Хотя совершенное спокойствие патриотов накануне второго тура выборов после лихорадочной агитации первого тура наталкивает на мысль, что оппозиция договаривается. Ну, или торгуется. Чего только стоят сегодняшние заверения Арсена Фадзаева в полной преданности партии власти! Это огорчает, потому оппозиция должна быть злой. Отсутствие зрелищ на фоне подорожания хлеба не может не расстраивать.

В общем, без решимости биться за счастье народное до последней капли крови оппозиция и ее намерения перестали быть топовой темой политсплетен, уступив место апгрейду хронической сплетни последних 8 лет — о скором досрочном уходе со своего поста главы республики на этот раз из-за неудовлетворительных результатов парламентских выборов.

В связи со всеми псевдополитическими прогнозами и интернет-баталиями о скорых возможных переменах, которые в последнее время с подозрительной регулярностью то прорываются в фэйсбуке, то вспыхивают в блогОСфере, решила ответить на вопрос, который с настойчивостью Катона задает мне один из комментаторов: считаю ли я, что Мамсуров должен уйти. Мне кажется, что ТДМ ОБЯЗАН оставаться на своей должности до конца срока, потому что на сегодняшний день на нем вся система сдержек и противовесов, которая не позволяет республике сорваться в тупой дележ власти и денег.

На власть здесь и сейчас могут рассчитывать в республике два человека — Арсен Фадзаев и Сергей Такоев. Фадзаев — как лидер электората, уставшего от бессменной с 98 года дзасоховской элиты, Такоев — как единственный представитель этой элиты, способный сегодня выиграть выборы у Фадзаева. Силы примерно равны. У Фадзаева протестный электорат, у Такоева фанаты и поклонники. Для обоих невыгодно промедление. На протест может сесть любой, так как он не запатентован одним человеком. СКТ за оставшиеся два с половиной года надоест и сольется с надоевшей властью в восприятии окончательно, даже улыбка не поможет.

Здесь, правда, есть еще одна хитрая фишка — единый день голосования. Выбирать себе руководителя республики мы можем только раз в год в сентябре. А до тех пор рулит и.о. Если, к примеру, Мамсуров уйдет завтра, то и.о. автоматом становится председатель правительства. Но, судя по тому, что Руслан Цаликов задержался в и.о. Московской области трое суток, после чего был назначен другой и.о., власть может перемениться. И тогда до следующего сентября рулить будет кремльегознаеткто.

Что выгодно нам? Три года при ТДМ. Чтобы смотреть. По реальным делам, не поддаваясь на манипуляцию сознанием, тем более манипулирующие так заманипулировались, что уже способны только ловить собственный виляющий ими же хвост. В общем, показательные выступления только начинаются!

Если у нас есть еще эти три года до выборов, то СКТ на своей должности премьера будет вынужден проводить избирательную компанию все это время, причем выстроенную так, чтобы не только красиво обещать, но и результат показывать. Потому что именно через пару лет просто обещания и проекты будут работать уже не за, а против. Трех лет вполне достаточно, чтобы госкорпорация заработала, республика стала безопасной, Алания начала побеждать в играх за предпоследнее место, а перспективные лидеры сформировали альтернативное всенародно любимое правительство.

Фадзаев будет вынужден по-настоящему контролировать власть. Ролью картонного волка здесь уже не ограничишься. Придется вскрывать пороки, клеймить недостатки. С цифрами в руках. Запросы депутатские писать. В прокуратуру обращаться. Определиться, наконец, в своем отношении к проблеме Электроцинка. В общем, его количества голосов в парламенте как раз достаточно, чтобы затерроризировать всех жуликов и воров.

А еще за эти три года может появится кто-то третий. Как в том анекдоте — слепоглухонемой капитан дальнего плавания))) В нашем случае это должен быть сирота-социопат без семьи, но с манией величия, одержимый мечтой догнать и перегнать Ос Багатара. Идеально, чтобы в анамнезе была что-то, не влияющее на текущее самочувствие, но ограничивающее кандидата в главы по времени на достижение величия. И будет нам лидер нации.

Ну а пока начинается интересное! Парламентские заседания. Пусть говорят!

А теперь – в Цей!

Ну что, сезон отпусков окончательно в прошлом, и народ уже посчитал все звезды, померялся своими турами, похвастался названиями и выяснил, на чьем пляже песок был белее…

Так что самое время отправляться в Цей!

Время от времени ностальгирую по нашим турбазам. Не сегодняшним, а турбазам моего детства… Кахтисару, который, говорят, полностью порос травой, Дзинаге, самом красивом месте в мире, Цею — мрачному и волшебному…

Помните, как там было, в нашем сервисе страны советов? Деревянные домики и отсыревшие постели, столовые, в которых было «очень вкусно, но очень мало», сухпаек из печенек, варенья и сгущенки, который привозили с собой, потому что невозможно — да и не на что — было купить что-либо съедобное в ближних и дальних окрестностях…

А эти, гхм, туалеты, проникнуть в которые можно было, только разогнав плотную завесу мух? И в которые ночью можно было пробраться лишь наощупь — фонари были несуществующей роскошью… А душ в Дзинаге? Это же было отдельное приключение! Сначала надо было подкараулить тот момент, когда его откроют — заранее проделывать это было бессмысленно, потому как открывалось не каждый день…. Затем успеть туда проникнуть за тот час, который топили, и вода была хоть немного теплая…. И все это происходило почему-то в обед — так что приходилось выбирать: поход, еда или купание… Зато потом… А я иду такая вся в мокром тюрбане, и все грязные аборигены в отсыревшей одежде умирают от зависти)))))

В общем, после этих воспоминаний сегодняшняя жизнь в альплагере «Цей» (я забыла сказать, что Цей — это, конечно, именно альплагерь) просто сказка. Тем более, это так и есть.

Рассказываю. Там есть игровая комната с теннисом и всякими настольными играми, домашняя еда в столовой, которой можно смело кормить детей, чайник в любое время, сухпаек из печений и шоколадок в магазинчике, кошки, собаки, ишачок, коза, толстый кролик и еще какая-то живность в импровизированном зоопарке. Еще там есть новая скамейка-качели, куча всяких штучек хэнд-мэйк, которыми можно восхищаться круглосуточно, дорожки, усыпанные еловыми иголками, река с камнями, на которых можно целый день жить ящерицами, и гора Монах, вокруг которой ходит солнце.

И еще в альплагере есть аура. Нет, не так. Там есть АУРА. И еще там эти звезды, какие бывают только в горах — огромные и прямо над головой. Ну и эти дождики, от которых вечером становится холодно и мрачно, чего уж там, бывают тоже. Но Цей прекрасен и в дождь, и без дождя. Потому что он настоящий и свой. Дорогой, правда, зараза! Зато там не ловит телефон (не везде, во всяком случае) и полностью выключаются мозги…

В общем, предлагаю двинуть на пару дней в альплагерь. С детьми, горшками и мячиками. Домик у нас есть, купленный на аукционе. Правда, это будет не на эти выходные, а на следующие (надеюсь, золотая осень в Осетии установилась навсегда).

Но на этих выходных тоже обязательно надо в Цей. Там будет фестиваль шашлыков! 15 шашлычников на Цейской поляне будут два дня жарить шашлыки, а гости альплагеря их дегустировать и присваивать звания шашлычникам.

Идея, прекрасная своей полной безбашенностью!

Невозможно представить, кого только не соберет в альплагерь запах жареного мяса))) и что будет, когда оно закончится, и на поляне останутся 15 шашлычников, вошедших в раж, и непрогнозируемое количество любителей мяса. Берегитесь, дикие цейские коровы! Ваши жизни в опасности!

В общем, фестиваль шашлыков — это то, что я должна увидеть своими глазами)))

Успела!

— А вы для Изольды цветы покупаете?
— да, а откуда вы знаете?
— а сегодня все ей покупают! Возьмите вот эти розовые, такие, кажется, еще никто не брал.

Это реальный диалог из сегодняшнего дня. У Изольды Гогичаевой сегодня день рождения. Дозвониться на ее телефон просто невозможно.

Изольда — это имя маленькой женщины.

Изольда — это брэнд большого искусства.

Изольда — человек которого любят все, кому посчастливилось встретить ее в жизни.

Каждый любит ее за свое — взрослые и дети, коллеги и родственники, друзья и клиенты. За теплоту, отзывчивость, честность, благородство, широту души…

Говорить об Изольде в превосходной степени легко, трудно понять, как этой женщине удалось не сломаться на ее таком трудном жизненном пути, как удалось сохранить в душе доброту к людям, любовь к родине и безграничную созидательную энергию…

Наверное, именно работа и помогла Изольде Гогичаевой выстоять после потери единственного сына. Она воплощает в своих платьях красоту жизни и надежды на будущее.

Она передает своими платьями преданность своим предкам, сохраняя традиции национального осетинского костюма.

Она прославляет Осетию через свои платья, ведь известность Изольды как модельера уже вышла за пределы России.

Каждая девушка мечтает выйти замуж в платье от Изольды. Не только потому, что это модно и престижно, а потому что каждая пришитая бусинка дарит тепло и доброту этой удивительной женщины. Женщины, которая окружает любовью не только своих близких, но и людей вокруг каждую минуту своей жизни. А что может быть лучше, чем получить благословение в семейную жизнь от такой женщины?

У Изольды юбилей. Пусть именно сейчас начнется ее возраст счастья и перевернется новая страница жизни. ПОЗДРАВЛЯЮ!

СПАСИБО

Полицейские ценой собственной жизни и здоровья опять спасли Владикавказ от очередного теракта.

26-летний Заур Джибилов погиб, остановив для досмотра машину из Ингушетии, начиненную взрывчаткой.

Ранены Вадим Хоранов, 44 года. Васо Басиев, 34 года. Нана Латишвили, 34 года. Евгений Корнеев из Ивановской области, 27 лет.

Здание КПП НА Черменском посту взрывом сровняло с землей. Хочется верить, что наконец-то на его месте будет установлен полноценный пункт антитеррористического досмотра, чтобы наши милиционеры перестали выходить как на амбразуру на досмотр каждой ингушской машины.

Для начала можно рентгенустановку с югоосетинской границы переместить на Черменский круг. С юга к нам террористы не едут, они обычно с другой стороны прибывают. И почему-то всегда взрываются на нашей стороне.

Аукцион для Сослана Бугулова

Для помощи Сослану Бугулову нужна очень большая сумма.
http://region15.ru/blogs/farniev/2012/10/17/byt-lyudmi/
Нашими методами ее собрать почти нереально. Значит, нужны другие методы тоже.

Олдвладикавказ объявил аукцион на несколько классных старых фотографий
http://oldvladikavkaz.livejournal.com/40616.html

Сос Плиев выставляет уникальный нож.

Джо Блэк тоже обещает очевидный-невероятный лот.

Не знаю, что еще можно придумать — подряд, что ли у республики выпросить на какую-нибудь массовую работу? Например, на уборку республики от выборов — это реально нужно же, а то еще год висеть будут останки, то есть остатки кандидатов…

Ну или еще можно распродажу одежды устроить — все по 100 рублей… Кому-то достанутся хорошие вещи за смешную цену, кто-то почистит шкафы, а Сослану денег наберется…

Давайте подумаем, что еще можно придумать… Уж слишком сумма большая. И на помощь фондов рассчитывать не приходится…

Методом исключения

Забавная предвыборная получилась.

— Мама, а кто лидер этой гонки? — спросил у меня 14-летний сын.

Сначала я сделала вид, что не понимаю, о чем речь.

— Ну этой, в парламент, — уточнил он.

Первый порыв был сказать «не твое дело», потом «какая тебе разница», а потом «а ты уроки сделал». Но мой сын прекрасно знает, что к подобным фигурам речи я прибегаю, когда не могу решить его задачу по алгебре.

Пришлось отвечать… методом исключения.

— Фадзаев, — сказала я, чувствуя себя павликоморозовым. — Ну не могла же я назвать лидером гонки «Единую Россию»?

— Я так и думал, у него больше всех плакатов развешено везде, — поделился наблюдениями сын. — А еще ты видела, как они по городу с флагами осетинскими ездили?

До кучи я тогда уже объяснила и про протестное голосование тоже. И объясняя на пальцах азы про выборы, сама осознала, в чем был парадокс нынешних игр патриотов.

И власть, и оппозиция доказывали на протяжении всей кампании, что конкурент — какашка. Фактически, так и говорили: плохо вам? будет еще хуже! Хотя в чистой кампании все бывает по-другому: власть говорит, что сделала вот столько, а сделает еще больше, а оппозиция рассказывает, сколько и как сделает, если сменит власть. Увы, эти выборы такими не были. Так что нам в воскресенье предстоит трудный выбор — решить, кому мы не отдадим свой голос.

Вот что меня реально выбесило — это история про «детей на улицах предвыборной кампании». В отличие от тех, кто наблюдал этих «детей» из окон автомобилей, я пообщалась на улицах со многими из них. 12-летнихсреди них, правда, не видела. Они говорят: «нам немного заплатили, но нас потом не оставят». Неприкрытый цинизм со стороны нанимателей. Потому что оставят. Еще как оставят.

Но стоны об этих «детях» с другой стороны — это не менее цинично. Потому что эти самые дети выросли при этой самой власти. О чем она почему-то забывает, проливая крокодиловы слезы о «бедных детях». А разве пресечь незаконное использование детского труда, если это незаконно — это не функция власти? И если она этого не может или не хочет сделать — это не свидетельство бессилия власти?

Собственно, а кто сказал, что в политику должны приходить только из квна или спорта? Настоящие лидеры вырастают на улице. Кстати, отделами в администрациях республики и города сегодня руководят ребятки не намного старше тех, кто раздавал листовки на улицах. Да и среди кандидатов вчерашних подростков немало. А простите, если в 25 можно заседать в парламенте, ничем до этого не отличившись, то почему бы в 17 не поучаствовать в выборной агитации на улице? Да и за партию власти по домам ходили дети не старше — просто другие, благополучные. Студенты. И стыдливо рекомендовали, за кого голосовать, стесняясь своих кандидатов.

Но вообще-то вся эта история с подростками отвратительна. Потому что продемонстрировала нулевой лимит доверия к обеим противоборствующим сторонам. Никто не сомневается в том, что патриоты могли привлекать детей, но и в том, что все могло быть запостановлено при необходимости, к сожалению, тоже сомневаться не приходится.

А это уже не игры. Ведь именно те, кто сегодня носит на спине и груди портреты Фадзаева, бывают в первых рядах, когда громят правительственные здания в момент цветных революций, и первыми уходят на фронт во времена отечественных войн тоже они. А в мирной жизни эти ребята оказываются никому не нужны, разве что в период выборов. И правильно истерит власть по поводу того, что эту молодежь так легко объединил под своими знаменами Фадзаев. Потому что то, что ему это удалось — это доказательство несостоятельности действующей власти. И фиг с ней, с несостоятельностью, это ее главная вина — то, что 16-18 летние на улицах Северной Осетии агитируют сегодня за Арсена Фадзаева и его команду.

А что им остается делать? Тихо нюхать клей в подъездах, которые обворовывают прикормленные управляющие компании? Или покупать дозы у барыг, существование которых никому не мешает?

А да, я как всегда необъективна! Они же могут заниматься в академии тенниса, которую заботливо открыли и так же заботливо опекают власти всего за 700 рублей за час занятий с тренером. Или ходить в бесплатные футбольные секции — у нас же футбол национальная идея и есть группы массового спорта. Что? Нет? Да ладно, не надо видеть во всем только плохое!

Короче, чтобы не быть неконструктивной, расскажу историю про теннисный стол. Как-то появился в одном из госучреждений нашей республики самодельный теннисный стол,сколоченный из листа фанеры. А дверь в том учреждении всегда была нараспашку. И потянулись туда ребята с района. Сначала украдкой, потом уже и шарики стреляли при необходимости. Играли все свободное время, приводили друзей поиграть. Заодно со взрослыми общались. Вежливыми становились. Начинали доверять.

В общем, чтобы в следующий раз противные оппозиционеры «детей» не прикармливали и не эксплуатировали, надо бы нашим чиновникам заранее об электорате позаботиться и сколотить по теннисному столу, тем более бюджетных вливаний это не потребует. И поставить на собственной территории. Это же дети, их не надо бояться, они играть любят. А там глядишь, на следующих выборах они пойдут агитировать за правильную партию… Да хоть тех же теннисных столов.

А предвыборная получилась отличная. Откровенная такая. Прозрачная, я бы сказала. Из нее в нетленку отправилось чудесное с ж/д вокзала: «стряхните пыль с черкесок, осетины!» Надо стряхнуть и проголосовать… за кого-нибудь. Методом исключения.

Хлопонин за.

Ну что ж. По зарплатам врачам и учителям я попала в трэнд)))

Сегодня на совещании в администрации Владикавказа Хлопонин лишил отцов-основателей законного и святого — гордиться благодеяниями, ради народа совершаемыми. Прямо скажем, странную вещь сказал представитель президента: парки, говорит, сажать, и лампочки вкручивать, это, говорит, ваша обязанность. А никак не подвиг как у Данко.

А еще покусился на то, от чего наши государственные мужи страдают круглосуточно и с упоением — на низкие зарплаты бюджетников. Это, говорит, не проблема никакая, а ваша недоработка.

«Коллеги, но вы до конца года обязаны сделать зарплату средней по экономике. Это больше для меня не аргумент. Принимайте в бюджете республики строку и платите достойную заработную плату. А если вы этого не сделаете, то не будете здесь работать . Другое дело, если минфин пытается не давать вам эти деньги рамках межбюджетных отношений, тогда это мои отношения с минфином. Потому что невозможно, чтобы воспитатели в детских садиках получали такую зарплату, как они сегодня получают. И еще мы с вами уже пять раз говорим. Поднимите на уровне республики минимальный размер оплаты труда — вы больше будете собирать денег в бюджет . У нас сегодня половины зарплат в тени находятся. Сегодня мы пришли к пониманию, что надо довести уровень обеспеченности услугами здравоохранения и образования хотя бы до среднероссийского уровня. Мы очень сильно отстаем».

Даже не знаю, за что он с ними так, это же все равно что ипохондрику запретить любимое — жаловаться на свою болезнь. Ведь кто у нас больше всего страдает от низких зарплат врачей и учителей? Правильно, чиновники, от которых это зависит! А им тут, понимаете ли, страдать запрещают, и вместо этого говорят: работайте, поднимайте, с минфином российским договаривайтесь, бюджет, в конце концов, на это дело расходуйте (как будто его больше не на что расходовать, в самом деле!). И все эти глупости вместо святого и чистого чувства сострадания к маленькому человеку! Надо же, понаехали тут всякие, жить учат!

Но не стоит переживать за наших руководителей. Они работать будут, потому что зарплаты бюджетникам обязательно поднимут: на 6 процентов всем. Соответственно, врачи и учителя от своих неполных семитысячных зарплат получат прибавку меньше, чем тысячу рублей, а чиновники — как раз в размере врачебных окладов. Та-да-да-дам!!! Аплодисменты! Они сегодня так бурно и продолжительно звучали в зале заседаний.

Отцы-основатели били в ладоши от души.